Жажда крови, или почему современные подростки бьют лежачих

Меня мало чем можно удивить или напугать, если брать условную среднестатическую норму удивляющихся и пугающихся. Но есть видео, которые я смотрю с неизменной тревогой, злостью и страхом — это кадры избиения подростками сверстников или людей других возрастов. Как-то слишком это запредельно жестоко, слишком хладнокровно, слишком цинично.

Играй, гормон

Подростковый возраст очень тяжёлый, он вообще один из самых тяжёлых в жизни человека. Катастрофа, беда — бурный рост, ускорение обмена веществ, перестройка работы внутренних органов. Гормоны вообще распускаются и максимально активничают. Появляется то, чего вообще не было в жизни: поллюции, менструации, волосы на разных частях тела, у девочек начинает расти грудь, у мальчиков меняется голос.

А ещё появляются первые сексуальные желания, размытые и туманные. Что со всеми этими новшествами делать, — подростку вообще непонятно. Он это никогда не проходил, он ничего похожего не испытывал. И в добавок сюрприз: весь этот перестроечный этап может «подарить» растущему человеку настоящие проблемы со здоровьем. Я встречала мнение психологов о том, что этот период по глубине изменений в организме можно сравнить с беременностью. Только у подростков «беременность» сильно растянута во времени. Представили? Проходили? Помните?

И психика шалит

Мы существа комплексные, и всё в нас взаимосвязано. На фоне штормов в организме у подростка происходят ещё и неслабые эмоциональные качели. Настроение может меняться часто и бепричинно. Периоды подъёма сил сменяют периоды апатии и слабости. Часто присутствует тревожность. Трудно удерживать внимание на чём-либо и долго концентрироваться. Самыми значимыми людьми становятся сверстники, на их мнение подросток ориентируется, за их уважение борется. Быть изгнанным из «стаи» сейчас — самое страшное наказание. Формируется самосознание, и человек впервые начинает задавать себе такие глубокие вопросы: «Кто я?», «Зачем я здесь?», «Каково моё место в мире?».

«Чему нас учит семья и школа»

Конечно, на формирование личности огромное влияние оказывает социум: семья, школа, другие общности, в которых ребёнок оказывается. А законы и правила в социуме тоже меняются. То, что вчера было «ужас, ужас!», сегодня норма. И наоборот: то, что считалось когда-то красивым или приемлемым, сегодня не воспринимается или даже осуждается.

Исследования показывают, что в семьях, где жестокое и агрессивное поведение — это повседневность, часто растут такие же дети. Они копируют модели взрослых, не понимают, как иначе добиваться своего, защищаться. В них нет миролюбия и эмпатии.

Также подростки могут «отрастить колючие иголки» тогда, когда близким до них особо нет дела. Это бывает в случаях, когда родители холодные, отстранённые или просто чрезмерно заняты своими делами и работой. Здесь дети не получают опыта поддержки и регулирования своих эмоций и с таким багажом вышагивают в жизнь.

Богатые и влиятельные родители тоже далеко не всегда могут воспитать благородного и доброго человека. Привилегированные условия жизни нередко предполагают, что в перечне «плюшек» есть возможность откупиться от любых неприятностей. Быть выше закона, морали, избегать наказания — сильный соблазн даже для взрослой психики. Что уж говорить о неокрепшей подростковой.

Школа также может стать неким кривым зеркалом, искажающим формирующуюся нравственность. Здесь речь идёт о тех учителях и классных руководителях, которые «не замечают» начавшуюся в классе травлю одного или нескольких ребят, агрессивные нападки, издевательства, жестокость. Таким образом они дают негласное разрешение на развитие ситуации.

Большой брат говорит тебе...

Ребёнок живёт не только в маленьких социальных группах, он также живёт в большой стране, которая транслирует с экранов телевизоров, каналов в интернете, лозунгов в общественном пространстве какие-то суммарные установки. Незримо ощущается «общая температура по больнице», климат по всей стране, направление ветра. Здесь мне тоже видится картина совсем не радужная. А подросток болезненно чувствителен к несправедливости и лжи. И вот он наблюдает, как слова расходятся с делом, как с высоких трибун говорят о заботе и благе народа. Но блага принадлежат маленькой кучке «заботливых», а его мама получает зарплату санитарки и не может купить ему новые кроссовки. Очередная «мажорка» (судья, чиновник) под действием наркотиков попадает в очередное громкое ДТП, при задержании грозит карами и связями, а потом её дело действительно тихо сворачивают.

Вывод: прав тот, кто сильнее, он может делать всё, что захочет. А у подростка нет денег, как аналога силы. Но у него есть физическая сила, агрессия, беспощадность.

А ещё подросток может наблюдать, как в обществе насаждается всё большая нетерпимость к тем, кто не в общей массе. Тут и бесконечные законы депутатов про «запретить», и холивары (непримиримые дискуссии) в интернете, когда оппоненты желают друг другу смерти и всех мыслимых бед за инакомыслие, и громкие показательные акции представителей различных организаций, во время которых «других» ловят, унижают, крушат их офисы. Подросток тоже впитывает это, ведь он и так склонен к «стадному» мышлению. А подобная готовность разорвать того, кто отличается, становится для него совсем нормативной. А ведь для него «другим» может оказать просто тот, кто ходит в школу со старым телефоном.

Ну, и вишенка на торте — отсутствие идеологии, ориентира на определённые общие ценности, несмотря на все потуги государства и попытки создать что-то искусственное и нежизнеспособное. Свято место пусто не бывает. Если нет высоких идей, их «добирают» в своих группах. А у подростков это опять же часто культ силы, мести и вседозволенности.

Жизнь напоказ

Практически все мы давно стали публичными. Близкие и далёкие, знакомые и совсем незнакомые знают, как и что мы едим, что думаем, где отдыхаем, с кем общаемся, дружим, заводим романы, расстаёмся. Мы много живём в интернет-пространствах. Это стало нормой, способом знакомиться, зарабатывать, презентовать себя.

Интернет — это необъятная «страна», и в ней, как в любой стране, есть тёмное, злобное, преступное. Дети и подростки похожи на туристов, которым интересно всё, всё, всё в незнакомой местности. Здесь можно найти картинки с милыми котиками, советы, как модно одеваться, жёсткие игры-стрелялки, видео, где секс, фильмы, где кровь-кишки, группы, где учат, как наладить отношения, группы, где учат, как вскрывать себе вены. Можно найти всё. И «обживать» разные места, если понравится. А ещё можно взять себе место и заявить о себе. Выкладывать в сеть, как ты рисуешь, играешь на гитаре, путешествуешь, избиваешь себе подобных, мучаешь животных.

Увы, роликов со сценами насилия в интернете просто море. Там всё задорно, браво, беспринципно, жёстко. И если у подростка уже есть склонность к жестокости, такие сцены только «разгоняют» его, позволяя думать, что и он такими действиями может завоевать популярность и славу, заставить бояться и уважать себя, стать героем, собрать тысячу лайков и восторженных комментариев.

Что делать?

Родителям: быть внимательнее с своим детям (как бы не звучало это банально и в тысяча первый раз). Следить за тем, как вы сами справляетесь со своей агрессивностью, учить детей терпимости, показывать им примеры такого поведения. Говорить с ребёнком, видеть его. Всегда есть знаки, указывающие на то, что он может стать жертвой или насильником. Следить за контентом ребенка в сети, ставить ограничения на доступ информации со сценами насилия и жестокости.

Учителям, социальным педагогам, школьным психологам: организовывать тематические беседы, тренинги, классные часы. Ориентироваться не на цифры для отчётов, а на живых людей с их индивидуальностью. Проводить работу не только с подростками, но и, при необходимости, с их родителями. Самим демонстрировать способы адекватного разрешения конфликтных ситуаций с учениками.

Родителям и представителям администраций школ: объяснять подросткам не только их права, но и обязанности, и возможные последствия их действий. Отмечать, что за фразой «онижедети» далеко не всегда можно спрятаться. Рассказывать, за что наступает уголовная ответственность, какие другие виды наказания предусмотрены за унижения, драки, нанесения телесных повреждений. Журналистам: не гнаться за громкими крутыми заголовками. Освещать информацию о подростковых драках и случаях насилия максимально нейтрально. Не вдаваться в подробности, не смаковать детали, убирать эмоциональную составляющую. Обязательно обращать внимание на то, какой вид наказания предусмотрен в том или ином случае.
Вероника Малова

Больше колонок Вероники Маловой о родителях и детях

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

Про мотивацию, материнство и «диких родителей»

Про мотивацию, материнство и «диких родителей»

Жизнь в пыльном серванте

Жизнь в пыльном серванте

«Не хотим устраивать бедлам». Игорь Шаповалов рассказал, как белгородские школьники будут сдавать ЕГЭ и праздновать выпускной

«Не хотим устраивать бедлам». Игорь Шаповалов рассказал, как белгородские школьники будут сдавать ЕГЭ и праздновать выпускной

Мобилизация Савченко. Самое важное из отчёта губернатора Белгородской области за 2015 год

Мобилизация Савченко. Самое важное из отчёта губернатора Белгородской области за 2015 год

​В Белгороде пройдёт региональный отбор фестиваля «Робофест-2017»

​В Белгороде пройдёт региональный отбор фестиваля «Робофест-2017»

Школьники из Строителя стали лауреатами конкурса «Интернет-СМИ своими руками»

Школьники из Строителя стали лауреатами конкурса «Интернет-СМИ своими руками»

«Сегодня — „синие киты​“​, завтра — так будут на улицы выводить протестный электорат​». Как в России борются с детскими суицидами

«Сегодня — „синие киты​“​, завтра — так будут на улицы выводить протестный электорат​». Как в России борются с детскими суицидами

​В Белгороде выпускники-стобалльники получат по 50 тысяч рублей

​В Белгороде выпускники-стобалльники получат по 50 тысяч рублей

В Белгороде школьники написали региональный этап всероссийской олимпиады «Россети»

В Белгороде школьники написали региональный этап всероссийской олимпиады «Россети»

«Школа не взяла, вузы уже не возьмут​. Следующая остановка — психоневрологический интернат»​. Пять историй о детях с расстройствами аутистического спектра, которых не заметило государство

«Школа не взяла, вузы уже не возьмут​. Следующая остановка — психоневрологический интернат»​. Пять историй о детях с расстройствами аутистического спектра, которых не заметило государство

Белгородского школьника наказали из-за принесённого на ЕГЭ телефона

Белгородского школьника наказали из-за принесённого на ЕГЭ телефона

«Один в поле не воин». Как работает психолого-педагогическая служба  в Белгородской области

«Один в поле не воин». Как работает психолого-педагогическая служба в Белгородской области