Белгородская старина. Князь Николай Жевахов

Редакция «Фонаря» вместе с автором блога «Белгородский обозреватель» Дмитрием Романенко при согласии дочери Александра Крупенкова Наталии публикует восьмую главу из книги «Белгородская старина». Она называется «Князь Николай Жевахов».

— Говоря о наших соотечественниках, оказав­шихся после Октябрьско­го переворота за рубежом, мы не можем не вспом­нить о товарище (заме­стителе) обер-прокурора Святейшего Синода, князе Николае Давидовиче Же­вахове. Он не был нашим земляком, жил не на Бел­городчине, а в Петербурге. Но он был тесно связан с Белгородом, который был для него очень дорог, по­тому что здесь жил, тво­рил чудеса и нашёл свой последний приют его далёкий предок святитель Иоасаф (Гор­ленко). Николай Давидович Жевахов был главным иници­атором причисления святителя Иоасафа к лику святых. По большому счёту без его самого активного участия в подго­товительной работе к канонизации, скорее всего, и не состо­ялось бы в сентябре 1911 года этого события всероссийского масштаба. Ведь на протяжении XIX века неоднократно пред­принимались попытки причислить епископа Белгородского и Обоянского Иоасафа к лику святых, но ни одна из них не имела успеха, потому что не было тогда такого неутомимого организатора, активного и авторитетного лидера, который бы проделал такой колоссальный труд, дошёл до императора и императрицы и довёл дело до конца.

Николай Давидович родился 1874 году в семье помещика Пирятинского уезда Полтавской губернии. По отцовской ли­нии он принадлежал к грузинскому роду Джавахишвили, по материнской к украинскому роду Горленко. Дед Николая Да­видовича Жевахова князь Дмитрий Михайлович был женат на Любови Давидовне, урожденной Горленко, прадед которой был двоюродным братом святителя Иоасафа.

Николай Жевахов учился в Киевской гимназии, в 1898 году окончил юридический факультет Университета Святого Вла­димира в Киеве. С 1902 года служил земским начальником в Полтавской губернии. В 1905 году переехал в Петербург, где служил в отделении сводов Государственной канцелярии.

С конца 1906 года Николай Давидович начинает собирать материалы о святителе Иоасафе для создания его жизнеописания. С этой целью он посещает те места, где бывал его далёкий предок. В Прилуках, где родился Иоаким Горленко, записывает предания о его детстве и предках, в Киеве — ма­териалы о годах учёбы, в Лубнах — о службе настоятелем Мгарского монастыря, в Троице-Сергиевой лавре — о пери­оде его наместничества в знаменитой российской обители. Но чаще всего Николай Давидович посещал Белгород, где прошли последние шесть лет жизни святителя Иоасафа на поприще епископа Белгородского и Обоянского.

Приезжая в Белгород, он всегда посещал Свято-Троицкий кафедральный собор, где совершал богослужения святитель Иоасаф, его покои и обязательно спускался в пещерку, где под стенами Свято-Троицкого собора почивали нетленные мощи Святителя. В Белгороде он близко сошёлся с еписко­пом Белгородским Иоанникием (Ефремовым), Рыльским епи­скопом Никодимом (Кононовым), в Курске познакомился с архиепископом Курским и Обоянским Питиримом, который стал ему близким другом. Все эти архиереи были большими почитателями святителя Иоасафа и оказали Жевахову неоце­нимую помощь в сборе материалов о нём.

В 1907–1909 годах в типографии Киево-Печерской лавры вышел фундаментальный трёхтомный труд Н.Д. Жевахова «Материалы для биографии Святителя Иоасафа (Горленко), епископа Белгородского и Обоянского». В нём рассказыва­ется о предках и родителях Святителя, его деятельности в бытность настоятелем Лубенского Мгарского монастыря, на­местником Троице-Сергиевой лавры и предстоятелем Белго­родской епархии. В этом труде опубликованы сочинения свя­тителя Иоасафа, многочисленные чудесные исцеления по его молитвам, предания о Белгородском чудотворце. Все тома богато иллюстрированы портретами Святителя и картина­ми из его жизни. Труд Николая Давидовича Жевахова стал главным основанием для канонизации святителя Иоасафа.

Князь Жевахов стал активным членом и товарищем пред­седателя Братства святителя Иоасафа, созданного в Петер­бурге, регулярно выступал на его заседаниях с докладами. Николай Давидович сумел добиться приёма у императора Николая II и императрицы Александры Фёдоровны, убедить их в давно назревшей необходимости причтения святителя Иоасафа к лику святых. Именно благодаря князю Жевахову Николай II подписал указ о канонизации святителя Иоасафа 10 декабря 1910 года.

В дни торжеств прославления Святителя в сентябре 1911 года Николай Давидович был в числе самых почётных гостей Белгорода и принимал участие во всех богослужениях в те праздничные дни.

Не забывал он Белгород и в последующие годы, приезжал в Белгород, молился у раки новоявленного угодника Божия святителя Иоасафа, спускался в пещерку, которая продолжа­ла оставаться одной из белгородских святынь.

В 1915 году, когда шла кровопролитная война, Николай Да­видович с благословения епископа Белгородского Никодима (Кононова) взял из пещерки Владимирскую икону Божией Ма­тери, которой мать Иоасафа Мария Даниловна благословляла его в детстве, и отвез её вместе с Песчанской иконой Божией Матери, обретённой Святителем, в ставку императора в Моги­лёв, так как был уверен, что только Пресвятая Богородица смо­жет спасти Россию. Позже он писал в своих воспоминаниях:

«Пусть люди называют мою веру мистикою, фантазией или больным воображением; но тот факт, что во время пре­бывания святыни в Ставке не было не только поражений на фронте, а наоборот, были только победы, в чём может убе­диться каждый, кто проверит этот факт по телеграммам с фронта за время с 4-го октября по 15-ое декабря 1915-го года, не вызывал во мне никаких сомнений...».

В 1916 году князь Жевахов был назначен товарищем обер-прокурора Святейшего Синода. Рекомендуя его на эту долж­ность, супруга Николая II Александра Фёдоровна так писала о нём мужу: «Совсем молодой, знаток церковных вопросов, очень лоялен и религиозен». Однако пробыл на этой должно­сти Николай Давидович меньше полугода. 1 марта 1918 года он был арестован Временным правительством, но через пять дней освобождён и уехал из революционного Петрограда. По­сле Октябрьского переворота Николай Давидович некоторое время находился на территории, контролируемой Белой ар­мией, а после её поражения вынужден был покинуть Рос­сию, которую так любил. Он уезжает в Новороссийск, вместе с епископом Белгородским Апполинарием (Кошевым) и ещё четырьмя архиереями на переполненном стареньком грузо­вом пароходе «Иртыш» отправляется в Константинополь, а потом на поезде в Сербию.

В эмиграции князь оказался без каких-либо средств к суще­ствованию. В Сербии он проживал по сентябрь 1920 года, а по­том перебрался в Италию, в город Бари, где уже более 900 лет хранились многоцелебные мощи очень почитаемого в России святого Николая Чудотворца, архиепископа Мир Ликийского. Здесь Николай Давидович был назначен заведовать русским подворьем Святого Николая и одновременно возглавлял также Церковно-археологический кабинет святителя Николая.

В эмиграции Жевахов написал свои замечательные «Вос­поминания». Первый том вышел в Мюнхене в 1923 году, а второй удалось издать только через пять лет в сербском городе Нови Сад тиражом всего 400 экземпляров. Он успел напи­сать и третий том воспоминаний о своём отъезде из России и первом годе жизни в эмиграции. Но из-за недостатка средств напечатать его так и не смог. В 1993 году первые два тома были переизданы в Москве. Многие страницы «Воспомина­ний» посвящены святителю Иоасафу, Белгороду, встречам с Николаем II и Александрой Федоровной по вопросам кано­низации Белгородского чудотворца. Всего Николаем Давидо­вичем было написано и издано более 30 книг, в которых он выступал как последовательный защитник самодержавия и православия.

О жизни Николая Давидовича в эмиграции известно очень мало. Долгое время считалось, что он умер в городе Бари в 1938 году, но в последние годы благодаря итальянским исто­рикам удалось установить, что Николай Давидович пережил Вторую мировую войну, во время которой выехал из Бари в Австрию, а затем перебрался в Закарпатье, где у него было наследственное имение. Там он дожил до прихода Красной армии, которая его не тронула, и умер в собственном доме в 1947 или 1949 году. По другой версии он умер в Вене в лагере для перемещённых лиц в 1947 году.

При жизни князя Жевахова и революционеры, и либера­лы, и белые, и красные как только не называли его: ярым монархистом, крайним националистом, черносотенцем и даже фашистом. А он просто хотел спасти Россию от револю­ции. Издатель его книг, эмигрант Фёдор Винберг так сказал о князе Жевахове: «Если бы у Царя было побольше таких верных и достойных слуг, никакая революция не удалась бы в России...».

Редакция FONAR.TV

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Белгородская старина. Историк архимандрит Анатолий

Белгородская старина. Историк архимандрит Анатолий

Белгородская старина. Николаевский мужской монастырь

Белгородская старина. Николаевский мужской монастырь

Белгородская старина. Рождество-Богородицкий женский монастырь

Белгородская старина. Рождество-Богородицкий женский монастырь

Белгородская старина.  Свято-троицкий мужской монастырь

Белгородская старина. Свято-троицкий мужской монастырь

Белгородская старина. Небесный покровитель Святого Белогорья

Белгородская старина. Небесный покровитель Святого Белогорья

Белгородская старина. Икона Николая Ратного

Белгородская старина. Икона Николая Ратного

Белгородская старина. Митрополит Питирим

Белгородская старина. Митрополит Питирим

Летописец земли Белгородской. Предисловие к книге Александра Крупенкова «​Белгородская старина»​

Летописец земли Белгородской. Предисловие к книге Александра Крупенкова «​Белгородская старина»​

Тяжёлая болезнь, переезд в Японию и отказ от успеха. Как слепой белгородский парень Василий Ерошенко путешествовал и писал сказки

Тяжёлая болезнь, переезд в Японию и отказ от успеха. Как слепой белгородский парень Василий Ерошенко путешествовал и писал сказки

Белгородская старина. Старое городское кладбище [обновлено]

Белгородская старина. Старое городское кладбище [обновлено]

Белгородская старина. Декабристы в Белгороде

Белгородская старина. Декабристы в Белгороде

Белгородская старина. Наш земляк Василий Рубан

Белгородская старина. Наш земляк Василий Рубан

Белгородская старина. Купцы Мачурины

Белгородская старина. Купцы Мачурины

Белгородская старина. Страховы и Савченко

Белгородская старина. Страховы и Савченко