«Я не говорю, что я ни в чём не виноват. Я говорю, что я не виновен в том, в чём меня обвиняют». Экс-чиновник мэрии Белгорода Юрий Наумов произнёс в суде последнее слово

12 марта в Свердловском районном суде экс-чиновник мэрии Белгорода Юрий Наумов, которого обвиняют в получении взятки, сказал последнее слово. Мы приводим его стенограмму, исключив из неё незначительные фрагменты.

«Я не говорю, что я ни в чём не виноват. Я говорю, что я не виновен в том, в чём меня обвиняют». Экс-чиновник мэрии Белгорода Юрий Наумов произнёс в суде последнее слово
По версии обвинения, экс-чиновника администрации Белгорода Юрия Наумова задержали при получении взятки в размере 400 тысяч рублей, которую ему передал его бывший коллега Иван Ковалёв. Последний сделал это по просьбе Александра Лозового, проходящего в деле как обвиняемый в пособничестве в даче взятки. Лозовой действовал в интересах бизнесмена Артёма Образцова, которому принадлежат компании «БелАгро» и «Агро Престиж». Образцов передал Лозовому 1,2 миллиона рублей, чтобы тот помог компании «Прометей», принадлежащей его знакомому Артёму Шарову из Воронежа, купить в рассрочку земельный участок на улице Губкина, 3. В итоге по непонятным причинам Образцов сам обратился в ФСБ и сообщил о передаче взятки.

Перед прочтением, чтобы понимать, о чём идёт речь, советуем вам прочитать:


Последнее слово Юрия Наумова

— Пришёл я в администрацию, что называется, с улицы. У меня не было никаких покровителей. Это правильно. Люди так и должны попадать в государственные органы, чтобы впоследствии как и мне, им не пришлось лоббировать свои интересы. Я добросовестным и честным трудом продвигался по службе: через два года я был уже начальником службы, ещё через два — замначальника управления, ещё через два — председателем комиссии и ещё через три — начальником управления, замначальника руководителя комитета имущественных и земельных отношений. Эта должность одна из самых коррупционно опасных должностей в органах местного самоуправления. За время службы именно в этой должности мне естественно... я думаю, все понимают, какие поступали обращения и от каких людей. Как очевидно по моему материальному положению, все эти предложения мною отклонялись. Лица, которые их вносили, были [этим] крайне удивлены. Это тоже показатель жизни и понимания нашего общества.

Я всегда крайне негативно относился к коррупции, осуждал лиц её допускающих, но, по иронии судьбы, сейчас я отношусь к этим лицам. Давайте начнём с престижа [органов местного самоуправления], который я якобы подрывал [по мнению гособвинителя]. Престиж — это понятие, не существующее в нашем обществе. Нет никакого престижа. Я могу только сейчас рассказывать, как мне, уже будучи начальником управления, было мягко говоря неловко при знакомстве с какими-то новыми людьми, называть место своей службы. Этого приходилось стесняться, потому что в нашем обществе чиновник — это обязательно взяточник и коррупционер. И сейчас на моём примере это яростно доказывается и подтверждается.

Я думаю, не только мне знакома такая ситуация, когда человек узнаёт про место твоей работы и с лукавой улыбкой говорит: «Ну, понятно». А вот, что ему понятно? Мне самому интересно, что понятно таким людям. Что понятно человеку, если у него только один костюм стоит дороже всего моего гардероба? Да, что там моего, моего с женой вместе [взятых]! Поэтому мне приходилось сталкиваться на протяжении моей работы, особенно в последнее время, с непониманием моего отношения к жизни, к работе, потому что в нашей жизни стало уже каким-то необычным явлением, когда человек не хочет на халяву получить денег.

Я за всю свою жизнь, не зарабатывая честным трудом, получил деньги три раза: первый — это материнский капитал за первого ребёнка, второй — это региональный материнский капитал за третьего ребёнка и третий — налоговый вычет за строительство дома — вот всё, что мне пришлось получить не работая, на халяву — спасибо нашему государству!

Всё остальное, за счёт чего я «обогатился», «нажился», — всё заработано честным трудом. Всё это видно в материалах дела, всё это прозрачно: есть запросы во все банки, все учреждения. Я думаю, никто не питает иллюзий, что эта [работа] проводилась в отношении всех моих родственников, не знаю до какого колена. Я этого не боялся, потому что, как я, так и все мои родственники всю свою жизнь жили честно, работали честно, честно зарабатывали. За каждую свою копейку, за каждую свою покупку я могу отчитаться, начиная от автомобиля и заканчивая костюмом, рубашкой и ремнём. Даже на видео [с задержания] от 30 октября на мне шикарнейший костюм стоимостью 7 тысяч рублей.

Я ни в коем случае не жалуюсь, я был доволен своей жизнью. Я был горд тем, что построил дом. Здесь с некоторым придыханием озвучивались материалы дела, касающиеся площади моего дома. Гособвинитель даже встал со своего места, озвучивая его площадь, — 173 квадратных метра. Фото дома, ваша честь, есть в деле. Я думаю, вы видели всякие дома, в том числе и людей, находящихся в этом пространстве (показывает на клетку в зале заседания). Это не дом человека, наживающегося за счёт средств других людей и за бюджетный счет. Мы пожили достаточно вчетвером в однокомнатной квартире, пришлось её продать для строительства дома. Последние три года мы жили в хрущёвке у родителей жены, поэтому [площадь моего дома в] 170 «квадратов» — это оптимальная площадь для моей семьи с её численностью. По долгу службы мне приходилось видеть дома, в том числе и своих коллег, площадь которых в документах была 90 квадратных метров, а на самом деле их площадь превышала 400, 500, 600 квадратных метров. Ну, бог им судья!

Я ни разу в жизни не воспользовался своим служебным положением, даже регистрируя дом. [При регистрации] мне даже был задан вопрос сотрудником, который знал, кто я, откуда, но я сказал указать всё до последнего квадратного метра, потому что планировал платить честно налоги и жил, не оглядываясь на то, что кто-то на меня покажет пальцем и скажет, что я неправильно поступил. Даже решая какие-то бытовые, медицинские вопросы я никогда не прибегал к помощи так называемого «телефонного права», за что порой мне было даже стыдно перед семьей.

Сейчас по абсолютно беспочвенному и голословному утверждению обвинения я коррупционер, я наживался и обогащался. Из показаний всех свидетелей, даже со стороны обвинения, стали очевидными мои жизненные ценности и приоритеты. Это семья и работа. Я никогда не посещал какие-то увеселительные заведения и не вёл даже мало-мальски аморальный образ жизни, чем, кстати, очень удивил сотрудников органов дознания, которые только лишь легально слушали мои телефонные переговоры на протяжении шести месяцев. Они были крайне удивлены, что у такого человека, как я, нет ни постоянной, ни сиюминутной посторонней связи. Каждый видимо измеряет людей по своему подобию. Я всё-таки рад, что своей жизнью я не дал им уронить свою офицерскую честь до пошлого шантажа.

Я даже не знаю какими словами описать те возможности, которые предоставила мне моя должность, как я мог жить, как я мог работать, как я мог реально обогащаться, наживаться. Что меня удивило: мужчинам не давали покоя мои транспортные средства, ведь мужчина должен разбираться в автомобилях, знать их цену. По воле случая, обстоятельств, их на момент моего задержания у меня оказалось три. Причины я пояснял, не будем останавливаться. Что это за автомобили?Три автомобиля суммарным возрастом 52 года. При делении на три — это в среднем на автомобиль 17,5 лет. И эти автомобили мне не принадлежат по 17,5 лет. Все они были опять-таки зарегистрированы осознанно на себя, дабы не вызывать какие-то кривотолки и жить по-совести.

К чему призывает обвинитель? Мера наказания за преступление, которое я не совершал, — восемь лет. Ладно. Без комментариев. 8 миллионов рублей [которые обвинение просит взыскать в виде штрафа] — уважаемый обвинитель отдаёт себе отчёт, какая это сумма? Буквально сегодня я вспомнил, что порядка десяти лет назад американские учёные высчитали стоимость человека. Сумма составляла десять лет назад 12 тысяч долларов (был проведён просто подсчёт тех органов и тканей, которые можно использовать при трансплантации) — это примерно 800 тысяч рублей рублей. Получается, [8 миллионов] — это вся моя семья с братьями с родителями. Я уже не говорю даже о том, чтобы принимать дополнительные меры наказания. Суд должен руководствоваться чем-то, чем обвинитель так и не предложил. Восемь лет, 8 миллионов рублей. Почему восьмёрка не даёт покоя обвинению? 800 тысяч рублей мне вменили [в качестве взятки], восемь лет просят [срок], 8 миллионов рублей [штраф].

За время работы в этой должности, как я уже сказал, я принимал законные и обоснованные решения, не идя на поводу у лиц, желающих получить какие-то блага, я, скажем так, встречал часто непонимание, и по мере увеличения количества непонимающих, увеличилось число недоброжелателей, потому что людям было всё равно невдомёк, что меня не обойти в вопросах земельных правоотношений. Перешагнуть можно было через меня, но обойти — нет. Поэтому, встречая в моём лице отказ выполнять какие-либо действия, люди понимали, что им надо ждать, либо пока я сдохну, либо пока уволюсь. Вот здесь, пожалуй, вместе с этим такая мысль напрашивается: «Я неправильно жил? Неправильно работал? Получается, нужно было соглашаться на предложения. Тем самым, я бы заработал, чего так и не получилось, нужные связи, возможно каких-то покровителей». Сейчас, может быть, я извиняюсь, кто-нибудь хотя бы рот открыл, какое-то слово за меня замолвил. А во-вторых, хотя бы были бы деньги. В данный момент у меня семья нищая: для всех снег, зима — радость, а для нас радость — его отсутствие по причине того, что детям не в чем выйти погулять, если снег выпадет. Этой зимой такая ситуация сложилась.

На протяжении шести месяцев, пока шло судебное следствие, мы видели всё: враньё, откровенную ложь свидетелей — это подтверждается материалами дела, мы видели подлог, мы видели факт уничтожения документов, факт уничтожения доказательств, мы видели совершение массы преступлений в попытке доказать мою виновность в совершении преступления по статье 290. Я насчитал минимум десять [преступлений]. Ваша честь, на вас сейчас огромная профессиональная ответственность. К вам прикованы взгляды не только телекамер, но и массы людей, которые чего-то хотят, чего-то, возможно, просто требуют. В ваших руках сейчас жизнь человека, жизни [членов] его семьи. Сейчас тот момент, когда даже в Конституцию вносятся такие изменения — безусловно радующие, — как приоритет семьи и то, что дети — это национальное достояние России. Очень досадно понимать, что некоторые из таких детей при живом отце могут остаться безотцовщиной.

Я понимаю, что вы человек с колоссальным опытом, человек старой закалки, который имеет внутренний стержень, и он позволит вам разрешить это дело, руководствуясь исключительно нормой права и доказательствами, которые в этом деле имеются. Я не говорю, что я ни в чём не виноват, и никогда этого не говорил.

Я говорю, что я не виновен в том, в чём меня обвиняют. Я полностью признал свою вину [в превышении должностных полномочий,а не в получении взятки] на прениях, полностью согласен с той квалификации, которая предложена защитником. Я её поддерживаю и полагаю, что на этот момент я за это понёс достаточное наказание в виде содержания меня в бетонной коробке размером 3×2 метра на протяжении уже полутора лет. Да, законом это приравнивается к строгому режиму, но, по факту, это особый режим. Я полагаю, что наказание, которого я достоин, я уже понёс в полной мере. Оно соответствует выводам, времени и [моему] устремлению в будущее в воспитании своих детей, их содержании, образовании и в дальнейшим участии в их жизни. Я многого не сказал, что хотел, но полагаю, что на данном этапе то, что было необходимо и возможно, я озвучил. Я не хочу забегать вперёд, но я не откажусь от своей семьи. Я буду бороться.
Никита Пармёнов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

В мэрии Белгорода прокомментировали возможное увольнение сотрудников КИЗО после задержания Юрия Наумова за взятку

В мэрии Белгорода прокомментировали возможное увольнение сотрудников КИЗО после задержания Юрия Наумова за взятку

Уволенный из мэрии Белгорода после возбуждения уголовного дела о взятке Юрий Наумов попросил восстановить его на работе

Уволенный из мэрии Белгорода после возбуждения уголовного дела о взятке Юрий Наумов попросил восстановить его на работе

Суд отклонил иск бывшего заместителя руководителя КИЗО Юрия Наумова к мэрии Белгорода с требованием восстановления на работе

Суд отклонил иск бывшего заместителя руководителя КИЗО Юрия Наумова к мэрии Белгорода с требованием восстановления на работе

В суде опрашивают свидетелей по делу бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова, обвиняемого в получении взятки

В суде опрашивают свидетелей по делу бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова, обвиняемого в получении взятки

ФСБ, рыбалка и 800 тысяч рублей в жирном файлике. Суд опросил ключевых свидетелей по делу бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова​, обвиняемого в получении взятки

ФСБ, рыбалка и 800 тысяч рублей в жирном файлике. Суд опросил ключевых свидетелей по делу бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова​, обвиняемого в получении взятки

В суде опросили директора компании, в интересах которой передавали взятку экс-сотруднику мэрии Белгорода Юрию Наумову. Стенограмма заседания

В суде опросили директора компании, в интересах которой передавали взятку экс-сотруднику мэрии Белгорода Юрию Наумову. Стенограмма заседания

«Я не буду этого делать». ​В суде допросили помощницу бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова, обвиняемого в получении взятки

«Я не буду этого делать». ​В суде допросили помощницу бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова, обвиняемого в получении взятки

В суде допросили понятых по делу Юрия Наумова, а также независимого эксперта, которая проверяла экспертизу ФСБ

В суде допросили понятых по делу Юрия Наумова, а также независимого эксперта, которая проверяла экспертизу ФСБ

В суде допросили следователей по делу Юрия Наумова

В суде допросили следователей по делу Юрия Наумова

​Три разных протокола и два Образцова. В суде допросили бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова, которого обвиняют в получении взятки

​Три разных протокола и два Образцова. В суде допросили бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова, которого обвиняют в получении взятки

В суде осмотрели деньги, с которыми задержали бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова

В суде осмотрели деньги, с которыми задержали бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова

«​Позвони в управление к Образцову, он двоих сейчас приведёт». ​ Как в суде смотрели видео ФСБ с задержания Юрия Наумова

«​Позвони в управление к Образцову, он двоих сейчас приведёт». ​ Как в суде смотрели видео ФСБ с задержания Юрия Наумова

По делу экс-чиновника администрации Белгорода Юрия Наумова дополнительно допросили свидетелей из мэрии и ФСБ

По делу экс-чиновника администрации Белгорода Юрия Наумова дополнительно допросили свидетелей из мэрии и ФСБ

Обвиняемый во взятке экс-чиновник мэрии Белгорода Юрий Наумов произнесёт в суде последнее слово

Обвиняемый во взятке экс-чиновник мэрии Белгорода Юрий Наумов произнесёт в суде последнее слово

Экс-сотрудника белгородской мэрии оштрафовали за покровительство незаконной торговле

Экс-сотрудника белгородской мэрии оштрафовали за покровительство незаконной торговле

Бывшего мэра Белгорода задержали силовики. Что известно об этом?

Бывшего мэра Белгорода задержали силовики. Что известно об этом?

Суд продлил арест бывшему мэру Старого Оскола ещё на три месяца

Суд продлил арест бывшему мэру Старого Оскола ещё на три месяца

«Дальнейшее содержание Сергиенко под стражей может его убить». Эксклюзивное интервью с защитником бывшего главы Старого Оскола

«Дальнейшее содержание Сергиенко под стражей может его убить». Эксклюзивное интервью с защитником бывшего главы Старого Оскола

Взятка без взяткодателей. В Белгороде начали рассматривать дело на бывшего мэра Старого Оскола

Взятка без взяткодателей. В Белгороде начали рассматривать дело на бывшего мэра Старого Оскола

«Лжесвидетельствование», субсидии и оплата такси. Как прошёл четвёртый допрос главного свидетеля обвинения по делу Сергиенко

«Лжесвидетельствование», субсидии и оплата такси. Как прошёл четвёртый допрос главного свидетеля обвинения по делу Сергиенко

«Давайте будем честны: я нахожусь в тюрьме». Как в суде продлевали меру пресечения бывшему мэру Старого Оскола и опрашивали его сына

«Давайте будем честны: я нахожусь в тюрьме». Как в суде продлевали меру пресечения бывшему мэру Старого Оскола и опрашивали его сына