Место, где учат жить. Как в Белгороде работает «тренировочная квартира» для людей с ментальными особенностями

Валерия Кайдалова рассказывает, как в новом проекте фонда «Каждый особенный» людей с ментальными отклонениями учат азам самостоятельной жизни. В будущем в Белгороде хотят запустить ещё проект по сопровождению их трудоустройства.

В 2023 году фонд «Каждый особенный» запустил проект «Тренировочная квартира». Его организаторы намерены научить подопечных фонда с ментальными особенностями жить самостоятельной жизнью. Для этого они на три месяца приглашают людей с особенностями развития в «тренировочную» квартиру, где педагоги и кураторы учат их готовить, делать уборку, общаться с соседям, записываться к врачам и выполнять другие повседневные вещи. Большинство нормотипичных людей справляются со всеми этими задачами с лёгкостью, в то время как людям с расстройством аутистическом спектра во многом нужна помощь. Представители фонда уверены, что сложности — это не повод закрывать людей с ментальными особенностями в ПНИ, как часто случается с ними в России.

— Ни одно исследование, проводимое за десятки лет, не показало, что проживание в закрытых госучреждениях благоприятно влияет на эмоциональное развитие и адаптацию человека с ментальными особенностями — ПНИ сами способствуют появлению новых нарушений, — объясняют «Фонарю» сотрудники белгородского фонда.

Необычный проект позволяет развеять миф о том, что люди с ментальными особенностями, в том числе с аутизмом, не могут научиться самостоятельной жизни.

В конце первой смены проекта журналисты «Фонаря» побывали в «тренировочной квартире», пообщались с кураторами проекта о результатах, планах на будущее и методиках обучения, а с участниками — об их впечатлениях.


«До „тренировочной квартиры“ он умел только говорить „да“ и „нет“»

Все участники проекта — совершеннолетние. Их шестеро. Самому младшему Артёму — 19 лет, а самой старшей — Марине — 36. С мая и по август почти каждую полную неделю, до выходных, они живут вместе и учатся быту и тонкостями коммуникации с другими людьми.

В квартире — три комнаты: одна для девочек, другая для мальчиков и третья — для специалистов фонда. В коридоре их временного общего дома много совместных фотографий. На одной из них все шестеро вместе с кураторами позируют на смотровой площадке возле памятника князю Владимиру, на другой — они уже в самой квартире, на третьей — в парке.

Все участники первой смены — выходцы проекта «Мастерской полезной занятости», которая открылась в 2021 году. Мы рассказывали вам об этом проекте: благодаря ему, люди с ментальными особенностями смогли найти возможность для трудоустройства.

Всего в «Тренировочной квартире» задействованы четыре специалиста фонда «Каждый особенный»: три тьютора и главный куратор проекта Анна Плеханова. Перед тем, как запустить проект в Белгороде, специалисты фонда посещали другие города, где уже есть такие проекты. Например, они ездили в Санкт-Петербург, в частности в центр «Антон тут рядом», чтобы позаимствовать их опыт, а также разобраться с организационной частью: документацией и расписанием.

Квартиру в жилом комплексе «Серебряная подкова» для проекта бесплатно предоставила строительная компания «Трансюжстрой», причём пользоваться ею можно будет в течение пяти лет. Специалисты компании учли все пожелания представителей фонда, совместно разработали дизайн квартиры, который стал максимально комфортным для участников проекта. Например, здесь появилось зонирование спальных зон с личным пространством. Также компания взяла на себя все расходы по ремонту квартиры. Сотрудники «Трансюжстрой» выполнили внутреннюю отделку, заменили сантехнику, утеплили балконы, оборудовали комнаты мебелью и поставили разделительные зоны.

Кроме того, ещё один донор проекта — энергостроительная компания «Мехколонна 26» — оплачивает работу команды проекта: менеджера, координатора, трёх специалистов по сопровождению и юриста.

Как рассказывает Анна Плеханова, «Тренировочная квартира» финансируется из донатов, которые присылают люди, спонсорской помощи, а также из средств президентского гранта. Последние упомянутые деньги в основном пошли на покупку техники в квартиру и зарплату специалистам фонда. Единственное, за что платят родители участников проекта, — за досуг детей, их питание и коммунальные услуги. Это входит в родительский взнос в 10 тысяч рублей.

— Родители оформляют на себя банковскую карту и передают её нашим специалистам, которые сообщают обо всех тратах. Обо всех покупках им приходят смс-оповещения. У нас всё максимально открыто, и мы никогда ничего не скрываем от родителей, никакую отчётность. У нас очень хорошие и доверительные отношения с родителями, — рассказывает Анна.

Все участники проекта прошли через вступительные диагностики, чтобы понять, какие у них есть сложности и что препятствует их удачной социализации в обществе. После этого для них сотрудники Фонда составили индивидуальные программы коррекции, чтобы помочь сформировать новые навыки.

«Мы не бросаем ребят. Когда закончится смена, мы продолжим их сопровождать»

— По прошествии трёх месяцев ребята практически освоили всю программу, то есть остались, конечно, какие-то моменты, которые мы не успели проработать, — наиболее долгосрочные. Например, запись к стоматологу или поход к мастеру маникюра. Но наши подопечные уже знают, как записаться, какого мастера выбрать, какой дизайн больше подойдёт. Долгосрочные программы будут отданы родителям на генерализацию навыка. Мы передали им протоколы, по которым родители в дальнейшем смогут обучать этим навыкам своих ребят. Мы их не бросаем. Сейчас заканчивается смена, но мы продолжим их сопровождать. Правда, это будет уже дистанционно, — объясняет куратор проекта.

После конца смены тьюторы будут раз в месяц навещать подопечных, чтобы следить за их успехами и продолжать работу по программам проекта.

***

Куратор восторженно рассказывает об успехах подопечных. Например, только в тренировочной квартире один из участников — 20-летний Дима научился почти свободно говорить о том, как у него прошёл день и других повседневных вещах.

— Что бы у него ни спросили, раньше он отвечал в тему, но только «да» или «нет», и всё. Даже его мама жаловалась, что он не мог ей ответить, чем занимался в течение недели. Он говорил ей только примерно следующее: «Я спал» или «Я смотрел телевизор». У него были несколько заученных фраз, и всё. Мы дали ему шаблонные ответы на вопросы, и он уже достаточно неплохо говорит. Да, это тоже шаблонно, это не спонтанная речь, как у нормотипичных людей, но теперь она состоит не из двух слов. Он может сказать маме, чем он занимался: рассказать, что гулял, и поделиться, куда именно ходил и что научился делать. Это вообще очень круто, — обозначает один из итогов обучения Анна.

Другие подопечные также добились успехов во время заезда. Например, самая старшая участница Марина, по словам Анны, была очень стеснительной и не могла выражать своё мнение, но во время проекта она смогла улучшить свои коммуникативные навыки.

— Марина — умничка, я горжусь ею. Она стала такой хозяюшкой: за всеми следит теперь, чтобы была чистота, чтобы соблюдали правила дома. Ещё мы начали изучать телефон, потому что Марина за всеми всё контролирует: кто куда пошёл, кто и что делает. До прихода к нам у неё не было телефона. Теперь мы учимся пользоваться Telegram, подписываться на каналы, смотреть то, что нас интересует, потому что общество у нас современное, без него сейчас никуда и не двинуться, — делится Валентина.

Педагоги «Тренировочной квартиры» стараются не только научить участников бытовым вещам, но и помочь их социализации.

— Например, поход к стоматологу. У многих ребят даже не были заведены медицинские карты, потому что они чаще всего ходили в частные клиники. Мы сначала пришли, собрали документы, подали их. Потом надо было подготовить специалистов, что придут наши ребята, которые должны будут сами заполнить эти документы. Здесь процесс заключается не только в том, что ты пришёл и будешь лечить зубы. Это же социальный фактор, что ты сам пришёл в поликлинику, отстоял очередь, записался, назвал свои данные, назвал свои контакты, обозначил причину. Здесь всё вместе, комбинированно, — объясняет куратор.

Во время обустройства «тренировочной квартиры» педагоги учитывали особенности участников: во всех комнатах для ребят есть так называемые визуальные опоры, которые помогают им не забывать порядок выполнения различных действий.

—У нас даже туалеты своеобразные! Это всё считается визуальными опорами. Так как у нас есть, допустим, Маша — не читающая девочка, мы все поддерживаем визуально, чтобы ребята ориентировались, — рассказывает куратор о визуальных опорах в туалете.

На деревянном шкафу в разных местах наклеены картинки с подписями: швабры, веники, тряпки для пыли и пола, средства для уборки. В ванной — поэтапно прописана последовательность стирки белья. Почти на всех комнатах размещены напоминания о том, что перед тем, как войти, нужно постучать. Также у всех участников проекта есть личные планы на день и расписание того, что они запланировали сделать. Ещё специалисты проекта используют метод «социальных историй» в виде инструкций с картинками для купирования «нежелательных моментов» в поведении ребят. Например, подобная инструкция есть для похода в магазин.

— Также у нас есть такие индивидуальные программы, в которых мы работаем над психоэмоциональным состоянием ребят. Мы обучаем их выражать свои чувства, эмоции, говорить о своём состоянии, чтобы они смогли себя анализировать, понимать, что у них получается, а что — нет, в чём они молодцы, а над чем нужно ещё поработать. Также мы разговариваем с ними о планировании: на ближайшую жизнь и о далёких планах на будущее, — продолжает Анна.

Чтобы проработать самоанализ и планирование, у каждого участника есть собственная тетрадь самонаблюдения, которую он ведёт. Ещё одна методика, с которой работают на проекте, — поведенческий договор.

— В поведенческом договоре мы обсуждаем те цели, которых хотим достигнуть с человеком... Вернее, обсуждаем цель и мотивационные условия, при которых эта цель будет выполнена. Например, один из наших студентов не хотел дома ничего делать, не помогал родителям, но потом мы прописали с ним мотивацию, по которой, если он выполняет поставленные цели, в конце недели получает сюрприз. Благодаря этому методу мы достигли своего результата, — делится куратор проекта.

«Тренировочная квартира», по словам организаторов, это первый шаг к самостоятельной жизни для ребят. Следующий — проект сопровождаемого проживания.

— На данный период это вся наша команда, которая задействована в проекте. Мы учим социализации, формированию жизненных компетенций и социальных навыков... Проект для следующих этапов уже написан. У нас даже есть родители, которые готовы предложить свою квартиру, чтобы ребята вместе жили, учились, занимались. Такой опыт есть в Санкт-Петербурге, где парни и девушки, которые уже вместе сдружились, сработались, которым комфортно друг с другом, живут вместе на родительской территории, но уже при меньшей поддержке специалистов, — объясняет Анна.

«Наши ребята — самые лучшие сотрудники»

В будущем фонд «Каждый особенный» планирует запустить проект по сопровождению трудоустройства для людей с ментальными особенностями.

— По нашему опыту организации пока не готовы брать людей с особенностями в развитии. А даже если они готовы это делать, то они не знают, как организовать им рабочее место, не знают, как создать условия для того, чтобы человек с особенностями чувствовал себя комфортно. Например, Марина пробовала работать, но у неё не получилось даже не потому, что ей не хватило каких-то навыков или способностей, а потому, что принимающая сторона не знала её особенностей и не была к ним готова. Работодатель не знал, что ей, например, нужен дополнительный перерыв, условно комната отдыха или визуальные опоры.

Также у нас есть опыт парня, который приехал в Белгород работать в кафе. Ему очень нравилось, но он просто не успевал всё делать в нужном темпе. Он хорошо справлялся, но, если бы, допустим, ему предложили выполнять норму не в 20 бургеров, а в 15, он бы спокойно это выполнял и дальше, и был бы самым счастливым и самым щепетильным сотрудником. Наши ребята очень заточены на механический труд. Если они будут что-то делать, то всегда всё они будут делать чётко. Когда перед ребятами есть алгоритм выполнения, они не будут от него отступать. Наши ребята — вообще самые лучшие сотрудники, и очень жаль, что сейчас мы пока только находимся на стадии выстраивания этого механизма, — рассказывает Анна Плеханова.

Пока проект тоже находится на стадии планирования, но, по словам куратора, после случившегося с Владимиром Бузиным некоторые работодатели стали сами предлагать помощь в трудоустройстве подопечных фонда.

Первая смена проекта «Тренировочная квартира» заканчивается в пятницу, 4 августа, а вторая начнётся уже 9 числа. На этот раз фонд более активно искал участников. Теперь к воспитанникам фонда в проекте присоединятся подопечные организации инвалидов детства «Тепло души».

— Претенденты на вторую смену начали с понедельника приходить к нам в квартиру вместе с родителями. Они смотрят, как наши ребята устроились, как они готовят, убираются, оценивают, как устроен их быт. У них проходит период адаптации, ведь перерыва между сменами практически не будет, — объясняет куратор проекта «Тренировочная квартира» Анна Плеханова.

По плану проекта до 2024 года через него должно пройти 90 человек, при этом количество участников на одной смене в дальнейшем планируют увеличить до семи.

Валерия Кайдалова

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

В Белгороде мужчина с аутизмом пытался покончить с собой из-за отказов в трудоустройстве

В Белгороде мужчина с аутизмом пытался покончить с собой из-за отказов в трудоустройстве

«Поражает неприкрытый цинизм и отсутствие понимания нашей родительской боли». Родители детей с аутизмом просят Вячеслава Гладкова о помощи

«Поражает неприкрытый цинизм и отсутствие понимания нашей родительской боли». Родители детей с аутизмом просят Вячеслава Гладкова о помощи

Психология (не)отчаяния. Продолжение истории белгородца с аутизмом, который не мог найти работу

Психология (не)отчаяния. Продолжение истории белгородца с аутизмом, который не мог найти работу

​Песочный замок. Как «спецоперация на Украине» повлияла на благотворительность в Белгородской области

​Песочный замок. Как «спецоперация на Украине» повлияла на благотворительность в Белгородской области

«Пошивчики». Как белгородские художницы учили подростков с ментальными особенностями делать коллажи

«Пошивчики». Как белгородские художницы учили подростков с ментальными особенностями делать коллажи

Белгородка вскрыла мошенническую схему, когда продавала купальник для художественной гимнастики

Белгородка вскрыла мошенническую схему, когда продавала купальник для художественной гимнастики

В Белгородской области российские паспорта за год получили более 7 тысяч украинцев

В Белгородской области российские паспорта за год получили более 7 тысяч украинцев

«Остался осадок от того, что нас обманывали». Как белгородцы восприняли решение о смене места строительства очистных рядом с домами

«Остался осадок от того, что нас обманывали». Как белгородцы восприняли решение о смене места строительства очистных рядом с домами

Под обстрелом. Как часто попадали под обстрелы районы Белгородской области

Под обстрелом. Как часто попадали под обстрелы районы Белгородской области

Валентина Шатило со второго раза согласилась быть депутатом белгородской облдумы

Валентина Шатило со второго раза согласилась быть депутатом белгородской облдумы