«Теперь это всё ваше!». Белгородке продали дом с гнилыми полами, и теперь бывшие владельцы не хотят расторгать договор

Год назад Наталья Ю*** купила в Орловке дом, но менее чем за две недели она поняла, что у здания есть серьёзные дефекты. Чтобы расторгнуть договор, пенсионерке нужно оплатить строительную экспертизу, но у женщины нет на это денег. Корреспондентка «Фонаря» поговорила с Натальей и узнала, как она оказалась в такой ситуации.

Наталье Ю*** 69 лет, она инвалид второй группы по ревматизму (также у пенсионерки порок сердца — прим. Ф.). Наталья рассказала, как она стала собственницей проблемного дома в Орловке.

— Из-за инвалидности меня отнесли к льготникам: 21 год я стояла в очереди на квартиру. В прошлом году мне выделили жилищную субсидию — 826 тысяч рублей. Её сроки уже заканчивались, и подобрать ничего не получалось, поэтому пришлось срочно искать дом, иначе потерялась бы возможность обналичить деньги. В итоге 24 августа 2021 года у Анатолия Т*** я купила дом в селе Орловка Бессоновского поселения. Я сразу увидела наружные недостатки, но думала, что смогу их убрать. Считала, что это лучше, чем девять лет жить без крыши над головой со взрослым сыном. Раньше мы жили в общежитии, сейчас я переехала в этот дом, а мой сын снял квартиру и спит в ней на полу.

Пенсия у меня маленькая — 12 тысяч с небольшим, поэтому я искала дом со своим садовым уголком, чтобы можно было там выращивать овощи. Здесь как раз были и участок, и удобства, и маленькая кухня. Я и этому была рада: думала, что приведу в порядок, и всё будет хорошо. И за хозяев прежних я радовалась, потому что сыну наследство от бабушки досталось, у него свадьба, а продали мне дом дорого, — столько он не стоит.

Комнатку побольше решила сразу отремонтировать, так как там были старые обои, их не переклеивали девять лет. Я сорвала их и удивилась: там была чёрная плесень и паутина. Я всё равно продолжала радоваться, что хотя бы живу в доме, а не на улице. Но вот пошёл дождь, и сразу три стены намокли и впитали воду, как губка. Стены эти надо убирать — внутри только сгнившее дерево. Съезжать мне некуда, и арендовать новое жильё не на что. Пахнет сильно. Тут находиться очень тяжело. Иногда приезжаю на ночь к сыну, сплю на полу, потому что здесь дышать очень тяжело.

Когда я всё это впервые увидела, конечно, я была в панике, а тут ещё подошла жительница села и добавила: «Какой плохой дом вы купили! У него же пола вообще нет!». Я проверила: фундамента не оказалось, вместо него просто настелили в три слоя линолеум. Первый слой мы подняли — он гнилой. Под ним уже был просто грунт.

Я просушивала дом, обрабатывала стены, но после каждого дождя всё повторялось. Дышать из-за испарений невозможно. Подоконники и оконные рамы тоже гнилые. Подвал неправильно построен: вся вода течёт под дом. Пол осел с одного бока, он гниёт. Одна стена прогнулась, всё в трещинах.

К сожалению, когда я приезжала осматривать дом, в нём стояла старая мебель умершей бабушки, прикрывающая все проблемы. Хозяева долго не хотели вывозить мебель, но, когда наконец-то сделали это, я пришла в ужас. Не представляю, как тут жила бедная бабушка 80 лет.

Владельцы дома скрыли от меня очень серьёзные недостатки: и проводку пожароопасную, и счётчик нагревался сильно — с сыном всю зиму меняли проводку. Ещё оказалось, что на самом участке находится захоронение 1943 года. Захоронения обещали перевезти, но сначала надо установить фамилии погибших. Сохранился только один металлический крест, а табличка проржавела, и никак нельзя прочесть, что на ней написано.

Также меня обманули с котлом: когда я приехала проверять дом, он не был подключён. Мне сказали, что его якобы вытащили, чтобы прочистить. Затем котёл установили, но оказалось, что его не прочищали. Котёл очень дорогой, его тоже на зиму не смогу себе купить.

Павел, сын хозяина, изначально этот дом мне рекламировал, всё показывал, рассказывал. Он говорил, что батареи новые, но они потекли, и их пришлось снимать. Радиатор надо устанавливать новый. У меня нет на это никаких средств, я в панике. Насос тоже не работал, его помогал чинить сын. Воды горячей сейчас нет, потому что надо покупать новую дорогую запчасть для котла. Сын говорит: «Мама, давай продадим этот хлам!». Но мы за полученные деньги ничего не купим!

Я была в отчаянии и сразу написала претензию Т**, чтобы расторгнуть сделку, послала документы в суд. Когда я начала консультироваться, оказалось, что суд не будет ничего рассматривать, пока я не предоставлю справку строительной экспертизы, подтверждающую, что дом непригоден для жилья. Она стоит 20–30 тысяч. А у меня денег вообще нет.

За это время я написала обращение руководителю жилищного управления Наталье Бодяковой, начальнику профильного управления в Белгородском районе Сергею Борченко, главе администрации района Владимиру Перцеву и администрации губернатора Вячеслава Гладкова, однако везде получала ответ: «Нужно платное заключение», на которое у меня нет средств.

Соцзащита ещё предложила мне жить в доме престарелых, но я не для того столько лет ждала дом. Также они мне дали телефон одного из депутатов, но он не принимает до сентября — поэтому если комиссия и решит выделить деньги на заключение, то только осенью, а там — дожди и заморозки.

Конечно, можно написать заявление в полицию. Но понимаете: мне жалко прошлых владельцев, это всё-таки [уголовная] статья. С другой стороны, они меня не пожалели. Но даже если дело какое-то заведут, жить мне всё равно будет негде.

Только один сосед отнёсся ко мне хорошо, помогал мне грядки вспахать. А другие ополчились, говорят: «Да кто она такая? Не военная же, чтобы ей дом бесплатно давали!». Такая вот у меня радость со слезами на глазах. Когда я позвонила бывшим владельцам, они ответили возмущённо, даже с какой-то обидой на меня: «Теперь это всё ваше!». Я в тупике. Сейчас занимаюсь помаленьку закруточками, огородом, но руки трясутся, опускаются. Я в отчаянии. Зима наступает, а что делать — не знаю, — рассказала редакции «Фонаря» Наталья.

В договоре о купле-продаже дома указаны права покупателя, в том числе то, что он «в случае предоставления ему продавцом заведомо ложной информации об обременениях недвижимого имущества и ограничениях его использования, вправе требовать уменьшения покупной цены или расторжения договора и возмещения причинённые ему убытков». Но Анатолий Т***, бывший владелец дома, который достался ему по наследству от умершей родственницы, отказывается расторгать договор или ремонтировать его на средства с продажи.

Что говорят в районной администрации?

На все обращения пенсионерки поступает один ответ: необходима строительная экспертиза.

— Признание жилого дома непригодным для проживания осуществляется в порядке, установленном постановлением правительства РФ от 28.01.2006 № 47 «Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания, многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, садового дома жилым домом и жилого дома садовым домом», межведомственной комиссией Белгородского района... Для процедуры проведения оценки соответствия (несоответствия) помещения установленным в вышеуказанном положении требованиям Вам необходимо предоставить в межведомственную комиссию Белгородского района следующие документы:

  • заявление о признании помещения жилым помещением или жилого помещения непригодным для проживания, многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции;
  • копии правоустанавливающих документов на жилое помещение, право на которое не зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним;
  • заключение специализированной организации (юридического лица, являющегося членом саморегулируемой организации, основанной на членстве лиц, выполняющих инженерные изыскания и имеющих право на осуществление работ по обследованию состояния грунтов оснований зданий и сооружений, их строительных конструкций), по результатам обследования элементов ограждающих несущих конструкций жилого помещения;
  • заявления, письма, жалобы граждан на неудовлетворительные условия проживания — по усмотрению заявителя, — ответили женщине в администрации Белгородского района.

При этом чиновники не уточнили, что делать пенсионерке-инвалиду, если у неё нет денег на заключение специализированной организации.

Эксперт «Фонаря»

Управляющий партнёр адвокатского бюро «Лапшин, Ткаченко и партнёры» Руслан Лапшин по просьбе «Фонаря» прокомментировал непростую ситуацию, в которой оказалась женщина, которая не может расторгнуть договор из-за плохого состояния дома.

— Без экспертизы не обойтись. Даже если просто подать в суд, продавец будет всё отрицать, и всё равно придётся просить назначить экспертизу. Бремя доказывания лежит на сторонах. Если человек выиграет, все судебные расходы можно взыскать с проигравшей стороны. Но есть нюанс: договор расторгнут, дом вернут продавцу, а вот отдадут ли они деньги? Экспертизу можно будет провести бесплатно, но только если её на стадии проверки сообщения о преступлении назначат правоохранительные органы. Можно попробовать подать заявление в полицию о мошенничестве, но 50 на 50, что они назначат проведение экспертизы, — поделился мнением Руслан Лапшин.
Дана Минор

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

В Белгороде откроется студия, где инвалидов будут учить фотожурналистике

В Белгороде откроется студия, где инвалидов будут учить фотожурналистике

Бывший бизнесмен из Старого Оскола обманул инвалида из многодетной семьи

Бывший бизнесмен из Старого Оскола обманул инвалида из многодетной семьи

«Я умоляла судью не выселять нас». Белгородка с ребёнком и мужем-инвалидом потеряла единственное жильё

«Я умоляла судью не выселять нас». Белгородка с ребёнком и мужем-инвалидом потеряла единственное жильё

«Дом когда-нибудь рухнет сам». Что представляет из себя дом в Белгороде, где 5 августа 1943 года водрузили Знамя Победы

«Дом когда-нибудь рухнет сам». Что представляет из себя дом в Белгороде, где 5 августа 1943 года водрузили Знамя Победы

​Я позвонил подрядчику, и он во всём сознался! Как чиновники два раза пытались проторговать одни и те же работы на стадион, который проверял Вячеслав Гладков [расследование «Фонаря»]

​Я позвонил подрядчику, и он во всём сознался! Как чиновники два раза пытались проторговать одни и те же работы на стадион, который проверял Вячеслав Гладков [расследование «Фонаря»]

​«Дали один день, чтобы самой найти квартиру». История вдовы ветерана из Белгородского района, которая получила жильё только через 17 лет

​«Дали один день, чтобы самой найти квартиру». История вдовы ветерана из Белгородского района, которая получила жильё только через 17 лет

Эксклюзивные кадры из обстрелянного со стороны Украины белгородского села Солохи

Эксклюзивные кадры из обстрелянного со стороны Украины белгородского села Солохи

Эксклюзивные кадры из обстрелянного белгородского посёлка Политотдельский

Эксклюзивные кадры из обстрелянного белгородского посёлка Политотдельский

​Полиция ищет подозреваемого в надругательстве над могилами в Белгородском районе

​Полиция ищет подозреваемого в надругательстве над могилами в Белгородском районе

Мир взаимной адаптации. Где работать и как жить людям-инвалидам в Белгородской области

Мир взаимной адаптации. Где работать и как жить людям-инвалидам в Белгородской области

Полиция не получала информацию чиновников о сливах канализации в Стрелецком

Полиция не получала информацию чиновников о сливах канализации в Стрелецком

Парк на месте свалки. Как в Белгородском районе планируют избавиться от старого мусорного полигона

Парк на месте свалки. Как в Белгородском районе планируют избавиться от старого мусорного полигона

«Остался осадок от того, что нас обманывали». Как белгородцы восприняли решение о смене места строительства очистных рядом с домами

«Остался осадок от того, что нас обманывали». Как белгородцы восприняли решение о смене места строительства очистных рядом с домами

«Я лежу, а меня крысы грызут». Купившую аварийный дом белгородскую пенсионерку обвиняют в мошенничестве

«Я лежу, а меня крысы грызут». Купившую аварийный дом белгородскую пенсионерку обвиняют в мошенничестве

«Выживу ли я на этом вокзале?». История оставшейся без жилья белгородки-инвалида, живущей на вокзале

«Выживу ли я на этом вокзале?». История оставшейся без жилья белгородки-инвалида, живущей на вокзале

Почти 10 тысяч белгородцев проголосовали досрочно на выборах президента России

Почти 10 тысяч белгородцев проголосовали досрочно на выборах президента России