Истина не в вине, а в контексте

Главный редактор «Фонаря» — о разности восприятия одних и тех же событий разными журналистами: теми, кто остаётся сейчас в России, и теми, кто решил уехать из страны.

— Когда я в 2022 году общался с коллегой из «Редакции» Пивоварова (*в России признан иноагентом), она дала ответ на вопрос, который меня давно к тому времени волновал: почему как минимум некоторые журналисты, уезжая из страны, смотрят вместе с нами на одно и то же событие, происходящее здесь, но видят его иначе? Ответ был коротким: причина в контексте.

Уехать из России или остаться на своей родине — это осознанный выбор каждого. И мотивация для этого у каждого тоже своя. Но выходит, что иногда, уезжая, даже несмотря на желание сохранить верность принципам журналистики, ты теряешь понимание, как конкретное событие проживают тут — в месте, где ты был раньше: насколько это важно/ значимо/больно/радостно или безразлично аудитории, ставшей свидетелем этого события. Насколько это вызывает у неё дискуссию и отклик или просто уходит в ноль. Чем больше времени вы с таким покинувшим страну человеком смотрите на события с разных углов зрения, тем больше видна эта разница: либо ощущаешь настроение аудитории и понимаешь, как и что может отозваться, либо отстраняешься по понятным причинам и в некоторых вещах перестаёшь ориентироваться.

Это не плохо и не хорошо. Это, как мне видится, сейчас есть. И про аналогичное внутреннее ощущение мне говорила упомянутая выше журналистка.

Второй момент, на котором хочу остановиться: ответственность журналиста. Для меня это базовый принцип любого представителя нашей профессии. Человек должен быть готов брать ответственность за всё, что он сделал, когда выполнял свою работу. На мой взгляд, он также отвечает за любое наступившее или даже гипотетическое последствие своей работы. И в первую очередь, за жизнь и безопасность тех, про кого он делает свой материал.

Нельзя быть журналистом наполовину: «Я вот это делаю, но если кто-то в итоге может погибнуть из-за моей публикации/ролика, это будет виноват Гринч/папа римский/президент/судьба (кто угодно)». Нет, ни Гринч и ни кто-то ещё, а сам журналист должен отдавать себе отчёт, что он несёт ответственность за то, что делает. Если он призывает к чему-то незаконному, он несёт ответственность за то, что кто-то последует его призыву. Если предлагает что-то сделать другому, то берёт ответственность за него и должен быть готов к возможным последствиям для человека, который откликнулся на его призыв.

На мой взгляд, можно как угодно относиться к событиям — мы имеем право оценивать их, исходя из своего жизненного опыта, уровня образования, системы ценностей и так далее, — но прикрывать то, что ты делаешь, своей критической позицией и заявлять при этом: «Это не я, а он виноват» — это признак слабости и... отступления от базового принципа журналиста. Поддерживать такого человека я не смогу, так как мы с ним будем расходиться в базовом взгляде на профессию.

Сейчас нередко кто-то становится одинок, когда он исключает из окружения любые другие взгляды, которые его выводят из состояния равновесия. Он загоняет себя в угол и становится близоруким, перестаёт видеть очевидные вещи: этичность действий, подставление под удар других людей, которые ему доверяют; боль людей, которых его действия затронут, другие варианты решить эту же задачу не таким противоречивым способом, помощь людей, которые были бы готовы ему протянуть руку или подсказать, если бы были уверены в нём. Почему так происходит? И тут мы снова приходим к уже упомянутом контексту и его важности в работе журналистов в любое время. Круг замкнулся.

Андрей Маслов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Места в журналистике хватает всем

Места в журналистике хватает всем

Белгородские полицейские задержали приехавших в город журналистов по делу о «медовом грабителе»

Белгородские полицейские задержали приехавших в город журналистов по делу о «медовом грабителе»

Белгородская журналистка заметила на плакате возле прохоровского «Сада любви» отсылку к религиозному объединению «анастасийцев»

Белгородская журналистка заметила на плакате возле прохоровского «Сада любви» отсылку к религиозному объединению «анастасийцев»

Упаковщики информации. Как в Белгородском госуниверситете собираются учить медиакоммуникациям

Упаковщики информации. Как в Белгородском госуниверситете собираются учить медиакоммуникациям

В Белгороде пройдёт образовательный форум «Медион 2.0»

В Белгороде пройдёт образовательный форум «Медион 2.0»

Белгородские журналисты и блогеры поборются за поездку в Финляндию

Белгородские журналисты и блогеры поборются за поездку в Финляндию

Трое белгородцев стали победителями конкурса для журналистов и блогеров «Бал прессы»

Трое белгородцев стали победителями конкурса для журналистов и блогеров «Бал прессы»

​Замглавного редактора «Фонаря»​ вручили предостережение от освещения митингов Навального и пропаганды экстремизма в вузе

​Замглавного редактора «Фонаря»​ вручили предостережение от освещения митингов Навального и пропаганды экстремизма в вузе

В Старом Осколе похоронят журналиста, обвинённого во вмешательстве в президентские выборы в США

В Старом Осколе похоронят журналиста, обвинённого во вмешательстве в президентские выборы в США

Российские СМИ требуют от властей прекратить преследование журналистов. Заявление редакции Fonar.tv

Российские СМИ требуют от властей прекратить преследование журналистов. Заявление редакции Fonar.tv

12 разгневанных комментаторов. «Когда же вас уже закроют?»

12 разгневанных комментаторов. «Когда же вас уже закроют?»

Журналисты назвали имена самых богатых жителей Белгородской области

Журналисты назвали имена самых богатых жителей Белгородской области

12 разгневанных комментаторов. «Гоняетесь за хайпом и не разбираетесь в том, о чём пишете»

12 разгневанных комментаторов. «Гоняетесь за хайпом и не разбираетесь в том, о чём пишете»