«Я со своим оружием приду дежурить!». Как мы ходили на дежурство с народными дружинниками в Белгороде

Специальный корреспондент «Фонаря» Валерия Кайдалова вместе с фотографом Антоном Вергуном сходили на дежурство с добровольной народной дружиной Белгорода. Рассказываем и показываем вам, как она работает в условиях действующего в регионе жёлтого уровня террористической опасности.

Белгородские дружинники собираются на построении вместе с сотрудниками полиции. На утренней смене, на которую мы попали, их немного — где-то шесть человек, среди них всего одна девушка.

Каждого дружинника «прикрепляют» к сотрудникам ППС, с которыми они будут патрулировать город. С одним сотрудником ППС обычно ходят один или двое дружинников.

Полицейский называет несколько маршрутов. Все они расположены в центре города. По ним сотрудники патрульно-постовой службы вместе с волонтёрами будут курсировать ближайшие шесть часов. После этого дружинники сменятся, а полицейские выйдут с ними ещё на одну шестичасовую смену.

Я остаюсь с заместителем руководителя дружины Егором. Вместе с фотографом мы пойдём патрулировать улицы вместе с ним. Сегодня маршрут Егора начинается от Центрального рынка и заканчивается автобусной остановкой «Стадион».


В ответе на редакционный запрос администрация Белгорода сообщила, что в городе по данным на 14 апреля 2022 года был 141 народный дружинник, с которым администрация и УМВД по Белгороду заключили соглашение о сотрудничестве. В 2020-м году дружинников было примерно столько же — 145. После анонсирования губернатором информации об увеличении количества ДНД в мэрию поступили заявки ещё от 150 желающих пополнить ряды дружинников. Сейчас они собирают все необходимые для этого документы. Дополнительно в Белгороде продолжает работать муниципальная стража, профессиональных охранников — 86 человек.

«Я со своим оружием приду дежурить»

Вместе с сотрудницей полиции Анастасией, получившей рацию, и Егором мы идём к месту патрулирования. По дороге я расспрашиваю Егора о тех ребятах, которые решили стать народными дружинниками. За последние несколько дней после анонсирования губернатором увеличения количества ДНД многие белгородцы и россияне столкнулись с тем, что они не знают, кто такие дружинники, что они могут делать и для чего они нужны (вот здесь можно подробнее узнать об этом — прим. Ф.). Некоторые люди думают, что дружинникам по своим функциям похожи на народное ополчение, но это совершенно не так.

— Судя по многочисленным звонкам, примерно 30 процентов людей думает именно так. Звонят мне и говорят: «У меня карабин есть... А у меня свой бронежилет!.. А я недавно продлевала оружие, вам нужно?». Причём они так расстраиваются: «Не надо оружия? Да как же так. Я тут уже патронов закупил отстреливать диверсантов». Приходится огорчать их и говорить, что мы ходим с пустыми руками, — улыбается Егор и объясняет, что ожидания у людей совершенно иные.

Из формы у дружинников голубая жилетка с надписью ДНД и синие повязки. Ни бронежилетов, ни камуфляжной формы у дружинников нет, а оружия — тем более. Дружинник не имеет право выходит на патрулирование с оружием. У него могут быть только средства самозащиты. Но, по словам Егора, за всё время работы дружины они ещё никому не пригодились.

«Хочу стать народным дружинником!». Белгородцев стали активнее привлекать к охране порядка

«Хочу стать народным дружинником!». Белгородцев стали активнее привлекать к охране порядка

Новость о том, что в Белгороде набирают дружинников, заметили во многих российских (и не только российских!) СМИ и медиа, хотя фактически ДНД в регионе есть уже давно, и они и так участвовали в охране общественного порядка во время концертов и других массовых мероприятий. Рассказываем, как записаться в дружинники, и делимся собственным опытом, как мы связались с одним из руководителей ДНД в Белгороде.

Егор — соучредитель ДНД в Белгороде. Дружина появилась два года назад. До заявления губернатора о расширении штата дружинников в ней было сто человек. Сейчас к ДНД присоединилось минимум 150 человек. За три дня Егор вместе с другими дружинниками обработал около 200 звонков. Молодой человек делится, что людей было так много, что некоторые даже не смогли дозвониться дружинниками и из-за этого жаловались администрации, что их звонки якобы игнорируют.

Работа дружинников оплачиваемая. Поощрения не большие, но они есть. К слову, раньше многие вступали в ДНД именно по этой причине, и большинство дружинников было студентами. Сейчас обстоятельства немного изменились.

— Сейчас половина звонивших вообще говорила: «Нам не нужны деньги, мы хотим работать за идею, исполнить свой гражданский долг». Я был в шоке, когда мне в первый день позвонило пять майоров из запаса. Один из них говорит: «Я уже на пенсии, оружия полный гараж, когда выходить дежурить?» Ну их, конечно, тоже пришлось расстроить насчёт оружия, — делится Егор.

Вступить в белгородскую дружину хотели даже жители других городов России, но им пришлось отказать.

— Недавно нам звонили из некоего московского общества «Поддержка армии и флота». Эта организация показалась нам сомнительной. Они были слишком похожи либо на ультраправых, либо на антифашистов. А ни те, ни другие нам абсолютно не подходят. Они хотели к нам отправить десять человек, потому что «у нас такая сложная ситуация сейчас». Я им сказал, что сложной ситуации в Белгородской области нет. Они вообще представляли себе, что у нас тут якобы вооружённые колонны дружинников по городу ходят и патрулируют. В итоге мы договорились с ними, что они к нам не приедут, — резюмирует Егор.

— А почему вы решили, что их общество «сомнительное» ?— всё-таки недоумеваю я.

— Когда организация называется «Зов крови», сразу возникают небольшие подозрения, — отвечает Егор.

— Тогда всё ясно, — понимающе киваю я.

— Ещё люди звонили из других городов с желанием подежурить, но они почему-то решили, что ДНД — это полноценное трудоустройство с жильём, но это не так. В общем, пока никто из других городов не приехал, а нам в принципе и из своего города людей хватает, — заключает дружинник.

***

Подходим к началу маршрута патрулирования. Из-за того, что мы выходим утром, на улице немного людей и, скорее всего, дежурство будет спокойным.

— По утрам обычно всегда спокойно. Ночью бывает интереснее дежурить, — говорит Егор. — У нас так однажды два дружинника вместе с полицейскими поймали парня с каким-то огромным количеством наркотиков. А двое других в ночную смену даже задержали «ночную бабочку». Не знаю, как это произошло. Возможно, они на живца ловили, — шутит дружинник.

«Там женщины хотят подорвать секонд-хенд!»

Возле Центрального рынка начинается маршрут Егора и сотрудницы полиции Анастасии.

— Мы будем патрулировать отсюда и до Богданки, — говорит Егор.

— И сколько раз можно обойти эту часть улицы за шесть часов? Раз 200? — интересуюсь я.

— В таком количестве обходов нет смысла, если неспешно гулять. После 20 обхода всё подозрительное будет сразу бросаться в глаза, — отвечает Егор.

Мы неспешно идём по городу. Сотрудница ППС и дружинник осматривают улицу, проверяют, не происходит ли что-то подозрительное.

Белгородцы на патрулирующих не обращают особого внимания. Иногда кто-то повернётся на наш «отряд» из любопытства, но в целом горожане не очень интересуются, что происходит рядом с ними.

Пока на улице нет ничего необычного, Егор продолжает мне рассказывать про работу ДНД в условиях «жёлтого уровня» террористической угрозы. Сейчас основная функция дружинников — патрулирование. А вот раньше они ещё проводили профилактически беседы с белгородцами о мошенничестве, недопустимости распития алкоголя в общественных местах и так далее.

Ещё недавно дружинников просили обращать внимание на машины без номеров и сообщать о них военным полицейским. Но, как рассказывает Егор, дружинникам не всегда удавалось дозвониться.

— В городе сейчас много военных. Они ездят на машинах без номеров. Некоторых можно даже встретить в общественных местах с оружием. Если мы замечаем такого человека, то должны... доложить о нём в полицию, — объясняет Егор.

Я вспоминаю, что после обстрела грайворонского села 14 апреля в своём телеграм-канале губернатор Белгородской области Вячеслав Гладков рассказал, что теперь на месте будут дежурить народные дружинники и казаки. Я решаю узнать об этом у Егора.

— На границу ездила не наша добровольная дружина. Мы к этому не имеем никакого отношения. Если честно, я даже не в курсе, кто это был. Мы сами смотрим эти посты, видим повязки, похожие на наши, и не понимаем, кто это и куда они ездили, потому что у нас не было никаких запросов на дружинников на границу. К тому же, мы добровольная дружина Белгорода и работаем исключительно в пределах города, в районах нас найти нельзя, — разводит руками дружинник.

— Нам звонили люди из других районов области, — продолжает рассказ Егор. — Они спрашивали, есть ли ДНД у них. Многих людей приходится расстраивать. Один активный гражданин даже заявил, что он сам организует свою ДНД в районе. Удачи ему, конечно, но нам с правовой точки зрения было достаточно трудно это сделать, — признаётся Егор.

— Могут ли где-то в деревне, например, выйти пару мужчин, повязать повязки и начать патрулировать населённый пункт самостоятельно? — обрисовываю я гипотетическую ситуацию.

— Могут, конечно, но у полиции могут возникнуть к ним определённые вопросы: кто они и на каких основаниях патрулируют, — объясняет Егор.


На сегодняшний день в области есть 430 добровольных народных дружин, в том числе 24 казачьих объединения. В пресс-службе областного правительства «Фонарю» рассказали, что больше народных дружинников стало и в муниципалитетах: на 32 человека их число увеличилось в Ровеньском районе и на 62 — в Шебекинском горокруге. Ещё планируют увеличить численность ДНД в Белгородском, Борисовском, Волоконовском, Красногвардейском, Ракитянском, Краснояружском районах и Валуйском горокруге. Там сейчас принимают заявки от желающих. А вот по данным СМИ Яковлевского горокруга, в округе сейчас работают 19 добровольных народных дружины, в состав которых входят 154 мужчины и женщины в возрасте от 30 до 60 лет. Также здесь есть ещё 65 казаков.

Внезапно к нам с патрулём подбегает тучный мужчина средних лет. Он выглядит запыхавшимся и очень испуганным. Мужчина начинает сбивчиво что-то объяснять сотруднице полиции.

— Там...женщины... что-то подорвать.. Ничего не понял... разберитесь, — долетают до меня обрывки их диалога.

Из них становится понятно, что мужчина услышал разговор каких-то женщин о том, что они якобы хотят подорвать какое-то здание. Не исключено, что ему могло это показаться, но проверить такое сообщение мы должны.

Из всех людей поблизости мы видим только одну группу женщин. Несколько девушек, женщин средних лет и даже одна пенсионерка сидят на лавочке напротив секонд-хенда, что-то бурно обсуждают и в общем-то подозрительно совсем не выглядят.

— На вас поступила жалоба, — обращается к ним сотрудница полиции Анастасия.

— На нас? — удивляется одна из девушек.

— У нас у всех есть паспорта, — добавляет вторая.

— Пожаловался один из прохожих. Я же тоже просто так не подойду. Вы не обсуждаете ничего противозаконного? — спрашивает Анастасия.

— Конечно, нет. Что за глупости? — удивляются женщины.

— Мы вообще обсуждали, что ждём открытия секонд-хенда, там привоз будет в 10 утра. Вот мы и ждём, — добавляет её знакомая.

Сотрудница полиции проверяет у женщин документы.

— Вы лучше посмотрите паспорт у того прохожего, который на нас пожаловался, если он вообще существует, — напоследок недоверчиво говорят нам женщины.

Пока мы отдаляемся от них, я слышу, как они продолжают бурно обсуждать случившееся.

— Наверное, они обсуждали, что сейчас магазин откроется, и они сразу туда подорвутся, а мужчина что-то про взрыв подумал. Планировали нападение на дешёвую одежду, — шутит Егор. — Конечно, у нас повысили уровень террористической угрозы, но поводов для беспокойства на самом деле нет. Уровень бдительности повышен до максимума.

Больше во время нашего патрулирования ничего не происходит. Мы проходим ещё несколько кругов по маршруту и после этого с Антоном решаем найти дружинников на других маршрутах. Но ни возле областной, ни возле городской администраций мы их не находим, поэтому принимаем решение отправиться в редакцию.

Текст: Валерия Кайдалова
Фото: Антон Вергун

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

В Белгороде увеличат количество народных дружинников

В Белгороде увеличат количество народных дружинников

«Хочу стать народным дружинником!». Белгородцев стали активнее привлекать к охране порядка

«Хочу стать народным дружинником!». Белгородцев стали активнее привлекать к охране порядка

Мир, дружинники, жвачка. Что белгородцы думают о добровольных народных дружинах

Мир, дружинники, жвачка. Что белгородцы думают о добровольных народных дружинах

В УМВД по Белгородской области прокомментировали ситуацию с полицейским, который якобы отобрал у старика деньги на хлеб

В УМВД по Белгородской области прокомментировали ситуацию с полицейским, который якобы отобрал у старика деньги на хлеб

В Белгороде водитель сбил двух пешеходов. Один из них от полученных травм скончался

В Белгороде водитель сбил двух пешеходов. Один из них от полученных травм скончался

В Белгороде сотрудники ДПС, похоже, воспользовались новыми поправками в закон «О полиции». Вот история пострадавшего и разбор закона

В Белгороде сотрудники ДПС, похоже, воспользовались новыми поправками в закон «О полиции». Вот история пострадавшего и разбор закона

МВД России предложило оценить работу по профилактике коррупции среди полицейских. А потом закрыло результаты опроса

МВД России предложило оценить работу по профилактике коррупции среди полицейских. А потом закрыло результаты опроса

Белгородские полицейские нашли двух юношей, нарисовавших свастику под мостом

Белгородские полицейские нашли двух юношей, нарисовавших свастику под мостом

12 самых опасных участков дорог в Белгороде и Старом Осколе за 2021 год. Как менялся этот список за последние пару лет

12 самых опасных участков дорог в Белгороде и Старом Осколе за 2021 год. Как менялся этот список за последние пару лет

Белгородские народные дружинники пожаловались, что им не платят за ночные дежурства

Белгородские народные дружинники пожаловались, что им не платят за ночные дежурства