Леонид Ярмольник: «Если я брошу помогать животным, меня из дома выгонят»

Леонид Ярмольник уже более десять лет возглавляет Международный благотворительный фонд помощи животным «Дарящие надежду». Plus-one.ru поговорил с актёром и большим любителем животных о том, от кого и как он их защищает.

Фото предоставлено менеджментом компании «Империя Музыки»

— Что привело вас в зоозащиту?

— Когда я был ещё школьником, у нас жил кот Тяпа — так же звали собаку в фильме «Морозко». У нас вообще всегда были коты. Я вырос в среде, где к кошкам и собакам относились, как к родным существам. Так же была воспитана моя жена Ксюша, эти же ценности мы донесли до нашей дочери Саши. Поэтому особого момента, когда я осознал необходимость помогать братьям меньшим, не было. На это повлияли воспитание и вечное беспокойство моих жены и дочери при виде попавшей в беду собаки. Поэтому я это дело бросить не могу, а если брошу — меня из дома выгонят (смеётся).

— Чего удалось достичь за 11 лет существования фонда?

— Я начал помогать бездомным животным, когда мог сделать что-то большее, чем обычный прохожий. Это длится уже 30 лет. Я занимался этим, ещё когда мэром Москвы был Юрий Михайлович Лужков. Практики тогда не было, была самодеятельность, мы были первопроходцами. 11 лет назад мы едва ли не первыми создали фонд, который собирает деньги и направляет их в приюты или частным лицам — например, пенсионерам, у которых нет денег на стерилизацию или вакцинацию своих питомцев.

Мы оплатили стерилизацию 7 тысяч животных, обеспечили лечение 650 собак, передали 600 тонн корма в приюты, нашли хозяев для 2 910 бездомных собак и кошек.

— Зачем вы все это делаете?

— Зоозащита связана не столько с заботой о животных, сколько с сохранением человеческого облика нами, теми, кто растят своих детей и учат их доброте.

Познакомиться с полной версией интервью с Леонидом Ярмольником можно по ссылке.
Дмитрий Рябченко

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

Александр Аузан: «Недоверие — такая же опасная ловушка, как коррупция»

Александр Аузан: «Недоверие — такая же опасная ловушка, как коррупция»

Чем закончится блокировка Twitter? Мнение главы Фонда развития цифровой экономики Германа Клименко

Чем закончится блокировка Twitter? Мнение главы Фонда развития цифровой экономики Германа Клименко

Инопланетяне существуют, а Маск не колонизирует Марс. Интервью с астрономом и исследователем Тунгусского метеорита Виталием Ромейко

Инопланетяне существуют, а Маск не колонизирует Марс. Интервью с астрономом и исследователем Тунгусского метеорита Виталием Ромейко

«Я не разрешаю себе думать, что будет через год». Как белгородка бросила всё и уехала в Воркуту

«Я не разрешаю себе думать, что будет через год». Как белгородка бросила всё и уехала в Воркуту

Правила «особенного этикета». Как правильно вести себя с человеком с инвалидностью? [в четырёх карточках]

Правила «особенного этикета». Как правильно вести себя с человеком с инвалидностью? [в четырёх карточках]

Белгородские журналисты и блогеры могут поучаствовать в конкурсе #ГЕРОИПЕРЕМЕН

Белгородские журналисты и блогеры могут поучаствовать в конкурсе #ГЕРОИПЕРЕМЕН

Как пережить вторую волну коронавируса? [инфографика]

Как пережить вторую волну коронавируса? [инфографика]

Экоактивисты в России. Как развивается движение сторонников Греты Тунберг

Экоактивисты в России. Как развивается движение сторонников Греты Тунберг

Доктор Евгений Тимаков: «Нас уже накрыла третья волна коронавируса»

Доктор Евгений Тимаков: «Нас уже накрыла третья волна коронавируса»

Александр Чикунов: «Мы открыли препарат, который продлевает жизнь на 25 процентов»

Александр Чикунов: «Мы открыли препарат, который продлевает жизнь на 25 процентов»