Тяжёлая болезнь, переезд в Японию и отказ от успеха. Как слепой белгородский парень Василий Ерошенко путешествовал и писал сказки

В Белгородской области родилось и жило много талантливых писателей. Произведения некоторых из них интересно читать до сих пор. Однако на родине о них мало кто помнит. «Фонарь» решил поделиться историей одного из таких незаслуженно забытых авторов и порекомендовать прочесть некоторые его произведения. Речь пойдёт о слепом мальчике из белгородского села Василии Ерошенко.

В январе 1916 года в журнале «Кибо» («Мечта») опубликовали «Рассказ бумажного фонарика». «Она зажгла меня своей любовью и на моей бумажной оклейке написала: „Лишь тебя одного люблю“. Любовь эта дала мне жизнь, и благодаря любви во мне вспыхнул прекрасный огонь», — начинается небольшая зарисовка, которая соединяет в себе автобиографичный сюжет и сказочный образ рассказчика — живого бумажного фонарика. Благодаря такой лиричности, за автором закрепилось определение «поэт», хотя он писал в основном прозу. Критики похвалили «Рассказ бумажного фонарика». Язык произведения понравился читателям.

Его автор — Василий Ерошенко — к тому моменту изучал японский всего два года. Его путь в эту страну был наполнен трудностями из-за его слепоты. Однако это не помешало ему стать классиком японской литературы, которого любят и читают до сих пор.

Детство

Родился Василий Ерошенко в 1890 году в селе Обуховка, в 22 километрах от Старого Оскола. Его родители были зажиточными крестьянами. Семья была большой: Василий был третьим ребёнком, а всего у него было шесть братьев и сестёр. Всех их воспитывали в любви к труду, постоянной деятельности. Увидев маленького Василия, все поздравляли отца и мать словами: «Наследник родился, помощник». Однако случилось то, что изменило планы, которые строили родители.

Мальчику было четыре года, когда он заболел корью. Тогда эта болезнь была очень распространённой и часто приводила к смертельному исходу. У Василия она протекала особенно тяжело. Семья всеми силами пыталась избавить ребёнка от высокой температуры и лихорадки. Как писала потом сестра Ерошенко Мария Яковлевна Безуглова, богомольные тётки посоветовали матери отнести ребёнка в церковь: молитва и святая вода должны были исцелить Василия.

Мать не поддержала идею и отказалась выносить ослабшего мальчика на холодные январские улицы. А вот бабушка прислушалась к совету и попросила помощи у богомольных тёток. Они дождались, когда отец Василия уедет в город, а мать заснёт. В спешке укутав ребёнка в то, что попалось под руку, они поспешили в церковь.

Батюшка, которому не понравилось, что к нему пришли за молитвой почти ночью, долго отпирал двери. Из-за этого мальчик заплакал, а слёзы сразу замёрзли прямо на ресницах. Священник пробормотал молитву и обрызгал лицо ребёнка холодной святой водой. На утро Василий начал метаться в бреду, его глаза опухли. Из города приехал доктор: он сказал, что у мальчика воспаление лёгких; он вылечится, но навсегда останется слепым.

Иллюстрация нейросети Kandinsky

Василий после этой болезни стал тихим и угрюмым ребёнком. Среди деятельных братьев и сестёр и вечно работающих родителей он чувствовал себя обузой. Сочувствие соседей, называющих ребёнка «тёмным», также задевало Ерошенко. У мальчика появилась мечта: стать независимым и иметь те же возможности, что и здоровые люди.

Василий начал учиться передвигаться на ощупь. Это давалось ему нелегко: он постоянно бился об углы, обливался кипятком, падал в ямы. Тогда мальчик начал считать шагами расстояние между тем или иным предметом в доме. Вскоре он уже определял по усталости мышц, далеко ли находится нужное место. Изучив избу, Василий взялся за сад, а потом и улицы села. Он гулял только по ночам, боясь насмешек соседей. Лишь освоив каждый уголок, мальчик решился показаться на улице днём. Тогда он вышел из калитки, отбросил палку и прошёл по улице шагом зрячего человека.


Что почитать?

«Обречённый жить». В этой новелле Василий Ерошенко делится воспоминаниями детства. Переживания слепого ребёнка описаныв деталях. Читатель переживает вместе с героем самый тяжёлый момент его человеческого становления.

Школа

Несмотря на то, что Василий Ерошенко мог самостоятельно передвигаться по селу и справляться с домашними обязанностями, для крестьянской жизни слепец не подходил. Родители задумались, куда пристроить сына. Им помог граф Орлов-Давыдов — местный помещик, владелец лесов и земель под Обуховкой, попечитель Московской школы слепых. Туда в девять лет и отправился Василий Ерошенко.

Здесь детей обучали азбуке Брайля, письму, счёту. Кроме того, слепым давали практические умения, которые могли бы помочь им прокормиться: их учили делать щётки, плести корзины. Но интересы Василия Ерошенко были намного шире. Он начал брать уроки игры на скрипке и гитаре. Всё свободное время он посвящал занятиям на этих музыкальных инструментах. У Василия обнаружился хороший слух и голос, поэтому ему позволили петь в школьном хоре и даже обучаться на фортепиано, хотя это считалось исключительно женским предметом. Ночами Ерошенко читал книги из библиотеки школы, пряча их под одеяло и часами ощупывая текст, написанный азбукой Брайля.

Такой интерес к самым разным вещам не поощрялся в учебном заведении. Преподаватели считали, что слепым полезно иметь совсем другие черты характера: покорность, доверчивость, терпение. Если ребёнок пытался задать вопрос или усомниться в чём-то, его слова называли «глупыми». За них ученика наказывали.

Кроме того, детям навязывали множество сословных и расовых стереотипов, принятых в обществе. «Учитель учил нас, что люди делятся на расы: белую, жёлтую, красную, чёрную... Самая цивилизованная и развитая раса — белая, самые нецивилизованные — чёрная и красная», — цитирует своих педагогов Ерошенко в рассказе «Одна страничка в моей школьной жизни». Его сюжет построен на визите в их школу китайского дипломата Ли Хун-чжана, который оказался совсем не таким, как описывали иностранцев учителя. Достоверных свидетельств того, что Ли Хун-чжан действительно посетил школу, нет, но этот текст ярко демонстрирует взгляды преподавателей, обучающих Василия, а также его отношение к ним.

Убедившись, что педагоги часто говорят вещи, не соответствующие истине, Ерошенко пришёл к выводу, который стал главным его жизненным правилом: ничего нельзя принимать на веру, нужно изучать и пробовать всё самому. В 1916 году он скажет, что нужно «смотреть на мир своими, а не чужими глазами, думать своей головой и открывать мир своим сердцем». Однако это мысль зародится у него намного раньше, ещё в Московской школе слепых. Из неё и родится мечта объехать мир.


Что почитать?

«Одна страничка в моей школьной жизни». Новелла об одном важном дне, пришедшемся на время пребывания Ерошенко в Московской школе слепых. История появления китайского дипломата в стенах учреждения красочно высвечивает плохое отношение к детям со стороны преподавателей и их опасные заблуждения о воспитании. Однако писатель повествует об этом так, что мы ни на минуту не забываем: в мире существует и много светлого.

Мечта о путешествии

Умение играть на музыкальных инструментах помогло Ерошенко найти работу после окончания школы. Пройдя тяжёлый конкурс, Василий попал в Московский оркестр слепых.

Коллектив играл в ресторанах, церквях, на праздниках, проводимых «чистой» публикой — купцами, промышленниками. За каждый рабочий день музыкантам выплачивали жалованье. Кроме того, щедро платили слушатели, заказывающие любимые мелодии. Однако Василий не тратил этих денег. Он не пил, не курил, питался, как рассказывали его коллеги по оркестру, чуть ли не одними сухарями. 30 лет спустя ветеран оркестра Великанов писал об Ерошенко: «Уж как мы подтрунивали над Васей, даже монахом называли, а он слушал молча, улыбался, упрямо наклонив голову, и продолжал вести себя по-прежнему. Грустный он был какой-то».

Деньги Василий Ерошенко копил на путешествие. Однако даже щедрой платы богатой аудитории не хватало для того, чтобы собрать нужную сумму. Да и куда мог отправиться слепой музыкант, — молодой человек пока не знал.

Портрет Ерошенко, художник Накамура Цунэ

Однажды, после очередного выступления в ресторане, Ерошенко подозвала к столику какая-то женщина. Это была Анна Николаевна Шарапова — русская переводчица, деятельница международного движения эсперанто. Она похвалила игру молодого человека, но заметила, что музыке надо учиться. В России слепых не брали в консерваторию, зато в английском Норвуде работала музыкальная академия для незрячих. Анна Шарапова посоветовала Василию отправиться туда. Он удивился: у него не было денег, он не знает языка, как же ему туда попасть? Тогда переводчица рассказала Ерошенко об эсперанто — языке, объединяющем людей со всего мира.

На следующий же день Василий Ерошенко стал изучать необычный язык. Вскоре он вошёл в Московский эсперанто-клуб. Его членами были артисты, поэты, писатели. Здесь выпускали газеты, посвящённые эсперанто, готовили спектакли. Содружество эсперантистов оказалось очень сплочённым, и уже через год новые товарищи помогли слепому музыканту отправиться в Норвуд. На протяжении всего пути его встречали местные любители языка и давали кров, помогали советом.

Вспоминая те времена, Ерошенко писал: «Поистине могу сказать, что лампа Алладина не могла бы помочь мне больше, чем зелёная звёздочка — символ эсперанто. Я уверен: никакой джинн из арабских сказок не мог бы сделать для меня больше, чем сделал для меня гений реальной жизни Заменгоф, творец эсперанто».

Ерошенко был впечатлён тем, как поставлено обучение слепых в Англии. В колледже академии незрячих были площадка для игр, где игроки ориентировались по звуку колокольчиков у каждого на запястье; бассейн, в котором не только плавали, но учили спасать утопающих. Кроме того, перед студентами выступали именитые классические музыканты. Однако Василий Ерошенко пробыл в Англии всего полгода, а проучился и того меньше — два месяца. Он начал поглощать информацию с интересом и быстро понял, что действительно высококлассным исполнителем ему не стать. Поэтому он решил искать себя в другом месте.

Василий услышал о том, как высоко в Японии ценят слепых: им уступают дорогу, приглашают в любой дом. Есть даже отдельные занятия, которые в этой стране доступны только незрячим: массаж, игра на народных музыкальных инструментах — кото и сямисэне.

Около двух лет Василий Ерошенко искал возможности отправиться в «обетованную страну» всех слепых. В 1914 он едет в Японию. Московский журнал La ondo de Esperanto так сообщил об этом читателям: «Слепой московский эсперантист господин Ерошенко, предпринявший в прошлом году поездку в Англию, отправляется теперь в Токио (Япония). Господин Ерошенко путешествует без поводыря. Он хорошо говорит на эсперанто и собирается воспользоваться услугами Универсальной эсперанто-ассоциации».


Что почитать?

«Заграничное путешествие слепого эсперантиста В. Ерошенко». Произведение представляет собой небольшой дорожный дневник, который Ерошенко вёл по дороге в Англию. В нём он описывает то, как он ориентировался в новых местах, боролся с трудностями путешествий и находил помощь со стороны знакомых.

Япония

В апреле 1914 года Василий Ерошенко вышел на берег японского порта Цуруга. Его никто не встречал. Ерошенко не хотел, чтобы его опекали, поэтому не сказал своим японским знакомым точную дату своего приезда. Он собирался самостоятельно поселиться в отеле, и только потом позвонить людям, с которыми он вёл переписку. Всё, что могло помочь слепому в его задаче: слух и умение говорить на английском и эсперанто. На японском он знал лишь отдельные слова.

Однако полицейскому, следящему за порядком на одной из токийских улиц, иностранец, стоящий посреди толпы и вслушивающийся в шум города, показался подозрительным. Ерошенко забрали в участок. Отпустили его лишь когда выяснилось, что за него может поручиться Накамура Кийоо — директор главной метеорологической обсерватории. Тот забрал его, поселил в своём доме и стал знакомить с жизнью Токио.

Ерошенко с первых же дней, проведённых в семье Накамура, начал учить японский. Он писал в дневнике: «Сегодня совершил первое путешествие по дому. Одновременно учился говорить. Накамура сказал, что день мне засчитывается за несколько месяцев и такому взрослому ребёнку, как я, уже пора начать понимать по-японски. Меня опекает самая младшая из моих сестёр — Тосико, девочка лет семи-восьми. Делает она это очень серьезно, как взрослая. Как только я притрагиваюсь к какому-то предмету, она произносит его название. Я повторяю за ней, и несмотря на мой варварский русский акцент, она не смеётся надо мной — поправляет. Звучание слов записываю на карточках по Брайлю — буду ощупывать их по ночам и заучивать наизусть».

Василий Ерошенко схватывал быстро. Впоследствии многие удивлялись тому, как хорошо он владеет языком, столь не похожим на его родной. Японский писатель Акита Удзяку замечал, что Ерошенко стал говорить по-японски как японец, долго проживший в Европе.

Осенью 1914 года Ерошенко стал вольнослушателем Токийской школы слепых. Он был «студентом на особом положении»: специально для него пригласили преподавателя массажа, а также профессора, читавшего курс японской литературы на русском. Такое отношение объяснялось как договорённостями общества эсперантистов, так и тем, что Василий Ерошенко был вторым иностранцем, поступившим в Токийскую школу слепых, не считая китайцев и корейцев. К тому же, он был великовозрастным студентом: ему было 24, он уже отучился в нескольких учебных заведениях. Ерошенко отплачивал за такой приём тем, что сам преподавал в этой же школе язык эсперанто.

Иллюстрация нейросети Kandinsky

В Токийской школе слепых основными занятиями Ерошенко были психология, медицина, музыка, японский язык и литература. Кроме того, он изучал иглоукалывание и массаж, овладевал искусством игры на кото и сямисэне.

Ерошенко старался глубоко проникнуть в культуру Японии, поэтому изучал традиции и религии Японии. Особенно сильно отразилась на мировоззрении Василия Ерошенко вера бахаи. Заложенные в ней отказ от предрассудков, соседство религии и науки, объединение людей, которые проповедуют её последователи, отразились в творчестве писателя.

Всего через два года изучения языка Ерошенко начинает писать и издавать произведения на японском. В январе 1916 года в журнале «Кибо» («Мечта») появляется «Рассказ бумажного фонарика». Литературоведы видят в нём посвящение Камитика Итико — анархистке, в которую безответно был влюблён Василий Ерошенко. Лиричность языка, а также сказочность повествования оценили и критики, и читатели. Писатель стал приобретать известность. После его второго рассказа «Дождь идёт», проникнутом идеями бахаизма, она ещё увеличилась.

«Русский поэт Ерошенко» стал Эро-саном, важным деятелем японской литературы. В ближайшее десятилетие выйдет три сборника его произведений. Даже в XXI веке Ерошенко будут включать в школьную программу японской литературы.

Что почитать

«Рассказ Бумажного Фонарика». История любовного треугольника. Два человека и Бумажный Фонарик, пытающийся их разлучить. В тексте удивительным образом переплетаются сказочные образы и реальные герои, взятые из биографии Ерошенко.

«О стране мечтаний». Это сказка о том, как ветер искал страну мечтаний. Ожившие листья на деревьях и реки становятся героями повествования и проявляют вполне человеческие слабости, которые не дают им обрести счастье.

Отказ от успеха

В 1916 году Ерошенко в Японии очень уважают. Он издаётся, читает лекции, дружит с величайшими писателями страны. Но благополучная жизнь — не то, чего хотел и искал писатель. Поэтому он решил отправиться в Таиланд, а затем в Бирму и Бенгалию. В письме профессору Накамура он объясняет: «Никогда не думал я о деньгах... Есть нечто такое, что беспокоит больше, чем деньги. Оно-то и заставило меня покинуть Японию, а сейчас вынуждает уехать из Сиама. Боюсь, что это „нечто“ не даст мне покоя и в Индии и развеет мою мечту об Аравии. Я все это хорошо понимаю, но не могу противостоять этой властной силе».

Василий Ерошенко и Агнес Александер в Токио (1915 год). Фото miresperanto.narod.ru
На протяжении всего своего путешествия Ерошенко помогал слепым. В письмах друзьям он сокрушался, что в Таиланде у них нет собственной школы. Писатель записывал тайские слова по Брайлю, занимался со слепыми детьми. В письмах друзьям он сетовал, что не имеет средств на создание здесь учебного заведения.

В Бирме Василию Ерошенко предложили место директора местной школы для слепых. Он отказался, однако стал там преподавателем. Быстро поняв, на каком низком уровне находится обучение детей в школе, писатель взялся за его реформирование. Он заметил, что состав школы часто меняется, и многие ученики ходят туда лишь короткое время. Ерошенко начал путешествовать по всей стране, уговаривая родителей отправить ребёнка учиться. Затем он предложил включить в образовательный процесс историю, английский язык, психологию и гигиену, музыку и искусство массажа. Дирекция школы не очень хотела соглашаться на изменения, однако дети сами выступили с поддержкой Ерошенко, которого очень любили и ласково называли «кокоджи» — «старший брат». После этого руководителям пришлось согласиться.

До 1919 года Василий Ерошенко преподавал в школе, учил детей языкам, а вечерами рассказывал им сказки собственного сочинения. Но с того момента, как писатель узнал о революции в России, он всё чаще стал задумываться о возвращении на родину. У него не было возможности сразу же отправиться туда — на Дальнем Востоке шла гражданская война. Перед тем, как вернуться домой, он успеет пожить в Японии и Китае. В 1925 году Ерошенко всё-таки отправляется в Россию.


Что почитать?

«Башня, чтобы упасть». Сказка, которая начинается, как история Ромео и Джульетты. Однако героям, кроме разлада между родителями, не даёт соединиться их собственная гордость.

«Персиковое облако». Сказочная пьеса Ерошенко, в которой все живые существа спасают Весну, которая может никогда не наступить, ведь Зима увела у неё возлюбленного — Персиковое Облако — без которого та отказывается жить. Каждый образ пьесы связан с чем-то, что Ерошенко познал на Востоке. Это произведение — биография души писателя и итог его пребывания в Японии, Бирме, Китае.

Иллюстрация нейросети Kandinsky на запрос: как бы выглядела обложка книги «Персиковое облако»


Возвращение на родину

Хотя Ерошенко всей душой поддерживал революцию, в Советском союзе к нему относились с опаской. Путешественник, переписывающийся с общественными деятелями и писателями со всего мира, казался шпионом. Поездки за границу и почтовое сообщение писателя были строго ограничены. Однако огромный Советский союз стал новым пространством, в котором писатель познавал мир, путешествовал, помогал людям.

Пытаясь утолить жажду путешествий, Василий Ерошенко в 1929 году отправился на Чукотку. Он искал брата Александра, живущего там и потерявшего связь с семьёй. В северном крае писатель учился ездить в упряжке, различать собак по голосам. Однажды он не удержал поводья упряжки и потерялся в лесу. Ерошенко думал, что это конец, однако собаки вернулись за ним. Потом он рассказывал, что именно тогда, лёжа в снегу, придумал свои лучшие сказки.

Наиболее яркими периодом деятельности Ерошенко на родине стала поездка в Туркмению. Там он прожил десять лет с 1934 по 1944 года. В Туркмении он открыл первый детдом-интернат для слепых детей. Как и в Бирме, Ерошенко собирал будущих учеников по аулам всей республики. Также Ерошенко создал первый туркменский алфавит шрифтом Брайля. После этого он преподавал в Москве, в той же школе, которую окончил сам, а затем в Ташкенте. Одна из его учениц Токаева, вспоминала: «Ерошенко был человеком редкой доброты. Лу Синь в своей новелле это верно подметил. Он часами готов был возиться со всякими зверушками, птенцами, насекомыми. Так же чутко и осторожно обращался он и с человеческими душами».

***

Ерошенко продолжал путешествовать до конца жизни: Нижний Новгород, Ташкент, Якутия — это лишь небольшое количество мест, где он побывал.

В 1951 году у него всё чаще начинает болеть желудок. Он отправился к врачу. Тот на латыни сообщил помощнику, что у больного рак. К сожалению, Ерошенко знал и этот язык. Писатель вернулся в родную Обуховку. Он написал своей племяннице Вере Ивановне Серюковой, учительнице Обуховской школы, что болен и хочет умереть там, где родился.

Боли всё усиливались, но он продолжал писать: он успел доделать «Чукотские сказки», собирался начинать «Корейские сказки». Он «посмотрел» свет и теперь делился тем, что «увидел». Шамина, которой он отослал фотографию, чтобы её поместили в заметке о его смерти, писала: «Таким он и сохранился в моей памяти — влюблённый в жизнь и спокойный перед лицом смерти».

Василий Яковлевич Ерошенко умер 23 декабря 1952 года.


Что почитать?

«Чукотская элегия». Одно из немногих поэтических произведений Ерошенко. Необъятные просторы Чукотки заставили Ерошенко размышлять о конечности времени и писать об этом стихи.

«Шахматная задача в три хода. Третье эссе из чукотской жизни». События, которые происходили вокруг Ерошенко во время его путешествия по Чукотке, он описал в эссе. В этом тексте русские и чукчи предстают совсем не такими, какими мы их себе представляем. Вместе с Ерошенко читатель вынужден задуматься о ценностях «цивилизованного» мира и добродетелях дикарей.

«Алихан Трусливый». Туркменская сказка о том, как хитрость даёт человеку больше, чем храбрость и удачливость. Главный герой — Алихан — отправляется на поиски лучшей доли, но находит лишь великанов, от которых не так-то просто уйти живым.

Память

В селе Обуховка есть небольшой белый дом, а перед ним бюст — спокойное, но вместе с тем волевое лицо человека с закрытыми глазами. Здесь находится музей Василия Ерошенко.

— Количество посещений музея с 2017 по 2019 в среднем около 6 тысяч в год. В основном это организованные посетители — школы, организации. Также бывают одиночные посещения. В последнее время много посетителей из Москвы и Петербурга и других городов. Многие из них приезжают в наш регион и узнают о достопримечательностях и знаменитых людях от своих родственников, другие — из интернета, — рассказывает старший научный сотрудник Дома-музея Ерошенко Татьяна Захарова.

Кроме этой местной достопримечательности и нескольких небольших изданий — «Сердце орла» (1962), «Сказки» (1992), «Цветок справедливости» (1992), которые сейчас стали букинистической редкостью, в России ничего не напоминает о слепом «поэте», эсперантисте, путешественнике. При этом в Японии вышел трёхтомник Ерошенко, а в Германии — шесть томов на эсперанто. И пока на родине писателя о нём почти забыли, где-то далеко в Японии, Китае, Бирме и множестве других уголков мира читают его сказки и вспоминают добрые дела, которые он совершил.


Где почитать?

Со всеми переведёнными работами Василия Ерошенко можно ознакомиться на сайте.
Мила Витива

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

«Я всегда себя чувствовал человеком, который идёт против системы». Молодой писатель — о творчестве, любви и антиутопии

«Я всегда себя чувствовал человеком, который идёт против системы». Молодой писатель — о творчестве, любви и антиутопии

Книжная полка. Какие книги о собаках и книги белгородских писателей мы советуем прочесть

Книжная полка. Какие книги о собаках и книги белгородских писателей мы советуем прочесть

«Мы сами как беженцы». После обстрела в белгородском селе восемь дней нет электричества

«Мы сами как беженцы». После обстрела в белгородском селе восемь дней нет электричества

«Задача — не купить лояльность, а решить проблему каждого». В Белгородской области заработал фонд «Защитники Отечества»

«Задача — не купить лояльность, а решить проблему каждого». В Белгородской области заработал фонд «Защитники Отечества»

Под обстрелом. Как часто попадали под обстрелы районы Белгородской области

Под обстрелом. Как часто попадали под обстрелы районы Белгородской области

«Мы должны поменяться внутренне». Как изменится работа белгородского Центра занятости

«Мы должны поменяться внутренне». Как изменится работа белгородского Центра занятости

В Валуйском горокруге переехавшая из Луганска семья осталась без дома из-за пожара [обновлено]

В Валуйском горокруге переехавшая из Луганска семья осталась без дома из-за пожара [обновлено]

С чего начинается Родина. Как появилась Белгородская область

С чего начинается Родина. Как появилась Белгородская область

С чего начинается Родина. Знаете ли вы, как появилась Белгородская область?

С чего начинается Родина. Знаете ли вы, как появилась Белгородская область?