Плечом к плечу. Как в Белгородской области помогают военным и беженцам

Всё больше белгородцев становятся волонтёрами. Сперва на добровольческую деятельность их мотивировала пандемия, теперь же — спецоперация на Украине. Люди находят время и возможность помогать нуждающимся, а некоторые политические силы — поддерживают такой добровольческий посыл. Например, ЛДПР запустила движение «Плечом к плечу» и оказывает помощь добровольцам-швеям, которые шьют вещи по запросу российских военных.

Уже больше года сотни тысяч волонтёров объединяются, чтобы помочь военным и беженцам. Белгородская область — не исключение. С начала специальной военной операции на Украине неравнодушные белгородцы отправили на фронт сотни машин с гуманитарной помощью и помогли тысячам беженцев из Украины.

Чтобы посмотреть, как волонтёры, объединяются вместе и помогают военным, корреспондентка «Фонаря» встретилась с координатором волонтёров Алексеем, который показал, как белгородцы собирают нужные посылки и доставляют их военным. Чаще всего они развозят еду, фонарики, газовые баллоны, спальники — в целом всё, что необходимо на линии соприкосновения. Есть белгородцы, которые перечисляют волонтёрам деньги, а другие сами покупают и отдают волонтёрам, чтобы они позже доставили военным собранные ими вещи.

Одна из таких женщин — белгородская пенсионерка Валентина. Она решила помогать, потому что чувствует, что военным чего-то не хватает. Женщина привозит пирожки, хлеб, гречку, сало и другие продукты. А бизнесмен Олег собирает стельки, балаклавы, сигареты и спички. Объединивший желающих помогать белгородцев Алексей отвозит военным не только одежду, еду и необходимые вещи, но и детские рисунки.

— А кто ещё кроме нас поможет? В других регионах люди этого пока не чувствуют, а мы находимся на границе, мы ближе всего. Я сама пенсионерка, живу в Таврово-4, мы там всё слышали... Я — украинка, но всю жизнь живу в России. Я родилась в Сумах, в 60 километрах отсюда. У меня две сестры остались в Украине, сейчас мы стараемся сохранять родственные отношения. Естественно, у нас есть разногласия, но у меня две Родины: Россия и Украина. Мне сейчас очень больно, — делится своими чувствами Валентина.

Объединяться людям помогают телеграм-каналы и чаты, где они обмениваются мнениями и организуют сборы. Мы рассказывали про один из таких ресурсов, который белгородцы запустили весной 2022 года. Участники группы почти каждый месяц собирают по несколько миллионов рублей, которые тратят на покупку техники, лекарств, еды и одежды для военных.

Сейчас в чате состоят не только жители Белгородской области, но и люди со всей России. В Белгороде появились пункты сбора гуманитарной помощи, а для тех, кто не может принести вещи и продукты лично, создали список заказов на Ozon и Wildberries: россияне оформляют заказ на указанный пункт самовывоза, а организаторы забирают покупки и переправляют их военным.

Военным также помогают в белгородских православных храмах. В одном из них есть мастерская, где женщины и подростки плетут сети, молятся за участвующих в СВО на Украине родных и верят, что делают вклад в общее доброе дело.

— Как-то к нам приехала женщина из Курска. Она сама плела дома такие сети и рассказала, с какой радостью военные их берут. И я поняла, что это надо делать, потому что есть дефицит. Мой папа знает отца Василия, и батюшка сам нам предложил это помещение. Прихожане тоже поддержали это решение. Это была первая мастерская, которая появилась в Белгороде вообще, и единственная мастерская в храме. Все храмы у нас очень маленькие, старинные, а здесь и место есть, и батюшка разрешил, — рассказывает Наталья, организовавшая первую мастерскую по плетению сетей в белгородском храме.

Шебекинский волонтёр Сергей вместе с женой Татьяной с начала СВО помогает украинским беженцам. Даже когда поток людей на границе увеличился на фоне новостей о том, что Минобороны России «свёртывало и перебрасывало войска» с Харьковского направления, волонтёры успешно справлялись и помогали каждому.

Ещё одна белгородка Юлия также помогает беженцам из Украины с самого начала спецоперации. Сначала она помогла одной семье, но потом появлялось всё больше нуждающихся, которых она не могла оставить в беде. Когда девушка помогала уже 20 семьям, она поняла, что людей становится слишком много, и она не справляется одна. Тогда она связалась с другими белгородскими волонтёрами и вместе они создали отдельную НКО.

— Каждому хотелось помочь. Мы видели, чувствовали их боль, когда мы приезжали к ним и привозили им помощь. Я всегда плачу вместе с ними. Сейчас в Северном живёт семья из 12 человек, одни из первых, кому мы начали помогать. Я помню, как они рассказывали, как выезжали из Украины: писали на спинах детей номера телефонов, ехали под обстрелом. Они с тремя детьми ехали по полю с иконами в руках и молились. Когда она это рассказывала, и у неё слёзы градом лились, и у меня, — рассказывала Юлия.

В регионе также действует объединение «Воины тыла». Эта группа неравнодушных людей помогла нуждающимся ещё задолго до СВО. Они собирали деньги для онкобольных, сирот и других белгородцев, попавших в беду. А когда в соседней стране развернулась спецоперация, они не смогли остаться равнодушными. Объединение отправляет российским военным дроны с аккумуляторами, печки-буржуйки, одежду, обувь, еду и всё, что ещё может пригодиться «за ленточкой». «Воинам тыла» помогают даже предприятия, приобретая другие полезный вещи, но, как правило, волонтёры покупают и отправляют посылки за свои собственные деньги.

После объявления частичной мобилизации в России резко вырос спрос на спецодежду, амуницию и экипировку. Из-за этого неравнодушный предприниматель Вадим переквалифицировал автоателье под производство бронежилетов, позже к нему присоединился другой волонтёр Михаил. Жилеты они отдают по себестоимости — от 25 тысяч рублей. В планах у активистов получить сертификат на изготовление бронежилетов, чтобы военные могли не тратить деньгу на закупку товара в других регионах и их доставку. Для этих целей белгородцы готовы взять кредит. С оформлением обещают помочь чиновники.

Некоторые белгородцы предпочитают не объединяться в группы волонтёров, а помогать «как умеют». Например, Александр Парфёнов не может пойти служить — мешает компрессионный перелом позвоночника. Несмотря на это он нашёл другой способ, как помочь России. Он пришёл на швейную фабрику, отучился и стал швеёй третьего разряда. Теперь Александр шьёт форму для военнослужащих.

Видя такой массовый посыл от россиян, желающих помочь военным, в эту работу включатся и политические партии. Один из таких заметных примеров — движение «Плечом к плечу», запущенное ЛДПР. Как поясняют в пресс-службе партии, в движении не будет бюрократии или партийных собраний, но каждый человек сможет внести свой вклад и помочь военным. Одно из первых направлений, за которые взялись либерал-демократы, — помощь швейбатам во многих регионах России: участники движения закупают ткани, швейные машинки и помогают с логистикой. Партия даже отдала один из своих московских офисов под швейный цех.

Началось всё с обращения идейной вдохновительницы проекта и популярного блогера из Перми Элины Патыковой. С началом СВО она записывала видеоуроки для всех, кто хочет помочь военным, но не знает как.

На фото Элина Патыкова

— На сегодняшний день мы отправили только из Перми уже 17 тысяч тонн готовой продукции в зону СВО. Наша помощь — адресная. Мы получаем конкретные запросы от наших ребят, их размеры. Стараемся как можно быстрее всё отшить и отправить. Часто сталкиваемся с проблемами, которые сами не можем решить. Например, с отправкой груза, — рассказывает координатор движения «Шьём для наших» в Перми Элина Патыкова.

Движение «Плечом к плечу» постепенно приходит в российские регионы. В Белгородской области волонтёры тоже смогут рассчитывать на помощь организаторов «Плечом к плечу», тем более, что волонтёрский потенциал у приграничного региона серьёзный, что видно по уже действующим в Белгородской области объединениям и проектам, про которые мы рассказали выше.

Игорь Резанов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

«Я приезжаю, а люди по очереди спят на одной кровати втроём». Как беженцы из Украины выживают вне ПВРов и как им помогают белгородские волонтёры

«Я приезжаю, а люди по очереди спят на одной кровати втроём». Как беженцы из Украины выживают вне ПВРов и как им помогают белгородские волонтёры

«Хвостики», посылки от детей и школьные пайки. Как журналистка «Фонаря» несколько недель провела в чате, где помогают военным

«Хвостики», посылки от детей и школьные пайки. Как журналистка «Фонаря» несколько недель провела в чате, где помогают военным

«Есть „пчёлки“, есть „паучки“, а здесь — „берегини“». Как в белгородском храме женщины плетут маскировочные сети для российских военных

«Есть „пчёлки“, есть „паучки“, а здесь — „берегини“». Как в белгородском храме женщины плетут маскировочные сети для российских военных

​Больше тысячи человек из Харьковской области стоят в очереди на границе Белгородской области

​Больше тысячи человек из Харьковской области стоят в очереди на границе Белгородской области

«Люди поверили, что Россия здесь навсегда». Эксклюзивный репортаж из контрольно-пропускного пункта в валуйской Логачёвке

«Люди поверили, что Россия здесь навсегда». Эксклюзивный репортаж из контрольно-пропускного пункта в валуйской Логачёвке

Внучка маршала Конева навестила военных в Белгородской области

Внучка маршала Конева навестила военных в Белгородской области

Власти опровергли информацию о размещении секретного палаточного лагеря для белгородцев в Подмосковье

Власти опровергли информацию о размещении секретного палаточного лагеря для белгородцев в Подмосковье

Белгородские волонтёры стали сами шить бронежилеты, чтобы помочь военным

Белгородские волонтёры стали сами шить бронежилеты, чтобы помочь военным

«Скорая молодёжная помощь» отвезла на Донбасс гуманитарный груз

«Скорая молодёжная помощь» отвезла на Донбасс гуманитарный груз

«Святое Белогорье против детского рака» собирает помощь для пострадавших от обстрелов белгородцев

«Святое Белогорье против детского рака» собирает помощь для пострадавших от обстрелов белгородцев