​«Дали один день, чтобы самой найти квартиру». История вдовы ветерана из Белгородского района, которая получила жильё только через 17 лет

Редакция «Фонаря» публикует историю труженицы тыла, вдовы ветерана Великой Отечественной войны 93-летней жительницы Белгородского района Екатерины Сусликовой, которая пережила голод, войну и оккупацию родного села, после этого целых 17 лет пыталась добиться положенного ей жилья и наконец-то смогла это сделать.

«Первое, что запомнилось, — засуха»

Екатерина Ивановна Сусликова, в девичестве Лепина, родилась в 1928 году в селе Вторые Поныри Понырского района Курской области в семье из пятерых детей. Её отец был председателем колхоза, да и сама Екатерина Ивановна с четвёртого класса активно участвовала в различных мероприятиях. После окончания начальной школы её как самую активную избрали членом редколлегии газеты «Колхозник», а в шестом классе она уже стала секретарём комсомольской организации.

13-летняя Катя училась в седьмом классе, когда наступила война. Маленькой, но сильной не по годам девочке, как и многим подросткам, пришлось помогать взрослым. Два года она работала в колхозе. Её село оккупировали, и продолжалось это целых 15 месяцев. На глазах девочки произошло страшное: казнили её 43-летнего отца и ещё нескольких жителей села.

После освобождения малой родины Екатерины Ивановны жители стали восстанавливать колхоз. После окончания войны стало не хватать учителей, поэтому она поступила в педучилище, в 1948 году закончила его и стала работать в родном селе учителем начальных классов. Там же в школе она познакомилась с будущим мужем, учителем математики, ветераном Великой Отечественной войны Николаем Сусликовым. Позже она закончила заочное отделение Курского педагогического института. До 1998 года она проработала учителем, её трудовой стаж составляет 51 год. Потом переехала в Ивню.

В 2018 году районная газета «Родина» написала статью к 90-летнему юбилею Екатерины Ивановны под названием «Педагог с полувековым стажем». В 2020 году о Екатерине Сусликовой даже вышла небольшая книга «Про мою жизнь не расскажешь...». Её написала федеральный судья Коношского районного суда Архангельской области в отставке, член Союза журналистов России и краевед Надежда Артёмова.

— Два года назад ко мне ходила соцработник Света. Замечательная женщина, мы с ней очень хорошо общались. Один раз она вместе с Надеждой Артёмовой приходила к медсестре, которая воевала. Судья хотела о ней написать книгу. А Света посоветовала ей также обратиться ко мне: «Я знаю, кто ещё может рассказать, она многое помнит». Надежда Артёмова приходила ко мне в гости и расспрашивала о том, какие воспоминания из детства самые запоминающиеся. Я говорю ей, что мне запомнилась засуха, детские площадки, огород, луг, и я могу рассказать всё, что было с нами, вплоть до перестройки. Она ходила ко мне несколько дней, но потом началась пандемия и карантин. Надежда смогла записать не так много, но ей нужно было опубликовать то, что есть. Вдруг они не смогли бы встретиться, а работа не закончена и не опубликована. Поэтому уже к 9 мая она распечатала и отдала несколько экземпляров книги, — рассказала корреспонденту «Фонаря» Екатерина Ивановна.

По словам женщины, большую часть экземпляров книги раздали родственникам и знакомым, оставив у себя один из них. Публикуем небольшой отрывок из книги:

«Мы рано узнали крестьянский труд. Первая работа была — расчистить ток. Это значит, что лопатами надо было с поля снять верхний слой почвы до твёрдой земли. Ток предназначался для обмолота зерновых вручную так как молотилок не было в хозяйстве. Ток представлял собой участок 100 на 100 метров . Сюда свозили снопы для последующего обмолота. После того, как площадка была расчищена, вокруг неё были огромные кучи земли. А если край площадки упирался в дорогу, то с этой стороны землю перекидывали и переносили на другой край. Домой уходили тогда, когда все будет сделано. Не смотрели на время, на усталость, на кровавые мозоли на руках (рабочих рукавиц никогда не было и в помине). Утром вставали ни свет ни заря и снова шли в поле… Начинался обмолот. Молотили цепами (не цепью, как я думала раньше, — авт.). Цеп — это шест. Брали дубовую толстую палку, прожигали в ней отверстие, вставляли в отверстие кожаный ремешок и привязывали к шесту и ударяли — били по снопам. Так и молотили…Работали за мужиков и лошадей…».

Обложка книги воспоминаний Екатерины Сусликовой «Про мою жизнь не расскажешь...»

Квартирный вопрос

В 1998 году зять Екатерины Ивановны Николай Ангелов вместе с дочерью забрали Екатерину и её мужа в Ивню, так как деревня Степь Понырского района Курской области, в которой они жили, постепенно начала пустеть. Зять поселил семью у себя в доме. В период перестройки он уехал из Ивни в Белгород по работе, а Екатерина с мужем остались в Ивне и купили квартиру, которую затем подарили дочери. В 2004 году мужа Екатерины Николая не стало.

Тогда же стало известно, что ветеранам Великой Отечественной войны и членам их семей, вставшим на учёт после 1 января 2005 года, предоставляется льгота в виде получения жилья. Екатерина Сусликова, получив статус вдовы инвалида войны, стала претендовать на эту льготу.

Сотрудники администрации Ивни пригласили её к себе и попросили написать соответствующее заявление, чтобы получить квартиру. Екатерина Ивановна сделала всё, как нужно, но потом ей отказали. Мотивация была следующая: у вас всё хорошо, так как вы живёте в квартире дочери, а дочь и мать — это одна семья. По словам Екатерины Ивановны и её зятя, дочь с семьёй жила в Белгороде, а сама Екатерина находилась в Ивне и никакого общего хозяйства и никаких финансовых операций совместно с дочерью не вела.

Прошло время, и женщина вновь обратилась с заявлением о получении жилья. На этот раз проблем с заявлением не возникло, оставалось только ждать. Однако, к несчастью, в тот момент умер её сын. В наследство Екатерине Ивановне остался его недостроенный домик в деревне Щетинка Курской области, причём без коммуникаций.

— Тогда ей было уже 85 лет, и как бы она сама смогла бы достроить дом? В результате судов он достался Екатерине Ивановне в наследство. Так как достроить не было никаких возможностей, участок и дом пришлось продать. Однако у неё в истории появилась запись «была владелицей жилого строения, которое она продала» и ещё на пять лет её исключили списка на получение льготного жилья, — рассказал «Фонарю» зять Екатерины Ивановны Николай Ангелов.

В декабре 2018 году женщина стала жить в квартире зятя в Разумном. В 2021 году она вновь получила право претендовать на жильё.

— 24 мая 2021 года администрация Белгородского района включила Екатерину Ивановну в список, и вроде бы всё было нормально, прислали положительные документы, на следующем этапе согласовывали с тогда ещё департаментом соцзащиты. Там сказали, что она живёт у зятя, а это одна семья, и она обеспечена жильём свыше нормы. Женщине положено 15 квадратных метров, а тут — 36. В Жилищном кодексе РФ сказано, что человек обеспечен жильём в двух случаях: либо он имеет в собственности жильё, либо имеет социальный найм. Пришлось идти в суд, — рассказывает её зять.

Как аргументировали отказ администрация Белгородского района и бывший департамент соцзащиты?

Как оказалось, по распоряжению главы администрации Белгородского района от 3 августа 2021 года Екатерину Сусликову исключили из списка претендентов на жильё, потому что так решила комиссия по соблюдению жилищного законодательства при администрации. Проверка установила, что Сусликова проживает и зарегистрирована в квартире в микрорайоне Разумное-54 в составе семьи из одного человека, то есть это только её одной жильё. Площадь квартиры — 36 квадратных метров, что превышает норму для тех, кто нуждается в жилых помещениях по договору соцнайма, принятую Белгородским районным советом депутатов. При этом 1 февраля 2021 года Екатерина Сусликова и Николай Ангелов заключили договор аренды, что послужило основанием для постановки на жилищный учёт.

В решении комиссии было указано, что это якобы её «намеренные действия, совершенные в целях приобретения права состоять на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещениях», из-за чего комиссия решила исключить её из списка.

— Отказывали, потому что есть лишние метры, и что написан договор аренды, а они сами попросили [так сделать]. Пришлось нанимать адвоката, чтобы в суде доказывать, какой зять плохой, раз берёт с неё деньги, — удивляется Николай Ангелов.

Екатерина Сусликова подала иск в Белгородский районный суд. Свои возражения по этому поводу представил региональный департамент соцзащиты населения и труда и администрация Белгородского района.

Департамент соцзащиты в своих возражениях на иск заявлял, что квартира, в которой она проживает, является в равной степени имуществом её дочери Александры и зятя Николая. Кроме того, департамент упомянул, что ранее Сусликова обращалась в суд с иском, где также оспаривала отказ. Тогда она проживала в Ивне, и Ивнянский районный суд в 2011 году отказал ей в удовлетворении иска. По договору дарения между мужем Екатерины Ивановны и их дочкой от 14 апреля 2014 года квартира принадлежала на праве собственности Александре Ангеловой.

— Доводы истца о том, что она может остаться без жилья, так как дочь намерена продать квартиру и улучшить жилищные условия внучки, суд счёл неубедительными, поскольку существенным условием договора дарения в соответствии со статьёй 558 ГК РФ является предусмотренное в пункте 5 договора сохранение права постоянного пользования квартирой после изменения её собственника за членами семьи прежнего собственника, в том числе Сусликовой Екатерины Ивановны. Однако, несмотря на наличие жилого помещения, истец, согласно выписке из похозяйственной книги от 16 июня 2021 года (имеется в учётном деле), сменила место жительства, указав причину выбытия: к детям, Белгородская область, Белгородский район, посёлок Разумное. Учитывая изложенное, считаем, что Сусликова Екатерина Ивановна вселена в квартиру Ангелова Николая Алексеевича в качестве члена его семьи, — сказано в документе.

Примерно те же доводы приводила администрация района в возражениях на иск.

Суд и поиск квартиры

22 сентября 2021 года суд принимает решение восстановить Екатерину Сусликову в списке нуждающихся в жилье. В декабре 2021 года это решение вступило в силу, к тому же никто из ответчиков не стал подавать встречный иск.

— Договор аренды, заключённый с собственником жилого помещения, не позволяет признать Сусликову Екатерину членом семьи собственника жилого Ангелова Николая либо его супруги Ангеловой Александры (дочери истца) и прийти к выводу о том, что истец приобрёл право бессрочного пользования этим жилым помещением. Факт родства истца со своей дочерью Ангеловой Александрой (супругой Ангелова Николая) сам по себе не свидетельствует о том, что они являются членами одной семьи. Доказательств тому, что указанные лица были в установленном законом порядке признаны членами одной семьи, суду не представлено, — пояснили в суде.

Ещё в решении указано, что доказательств умышленного ухудшения жилищных условий суд не установил.

— Ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих тот факт, что при постановке истца на учёт нуждающихся в улучшении жилищных условий были допущены нарушения законодательства, и она представила недостоверную информацию о жилищных условиях и составе своей семьи, ею совершены умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, требующих участия со стороны государственной власти и органа местного самоуправления в обеспечении её другим жильем.

После этого администрация Белгородского района выпустила распоряжение о выделении единовременной выплаты в 1 753 740 рублей на приобретение жилья.

— До 24 декабря 2021 года мы должны были найти квартиру, купить и явиться с продавцом. Представьте, можно сказать за дня три нам нужно было посмотреть. Мы нашли квартиру 2,1 миллиона рублей, приобретаем квартиру, в течение трёх дней оформляем. Нас пригласили, мы принесли все документы даже до 23 декабря. Но нам сказали: извините, денег нет, в новом году будет принят бюджет, вас включат и мы вам сообщим, — рассказывает Николай Ангелов.

При этом, по словам Екатерины Ивановны, сделка уже прошла, так как до этого она перечислила доплату за квартиру продавцу в 346 тысяч из своих собственных средств. Она должна была заплатить за квартиру, так как уже заключила договор с продавцом, но не смогла сделать этого из-за отсутствия обещанных денег. А деньги, которые она уже успела оплатить, продавец должен был вернуть после получения всей суммы. Из-за задержки денег на неопределённое время Екатерина Ивановна 28 декабря написала соответствующее обращение губернатору Вячеславу Гладкову

Затем потом после изменения цены за квадратный метр поменялась в том числе сумма, которую выдали, и вот только недавно, 28 марта, ей прислали уведомление, что в срок до 29 марта нужно предоставить в администрацию договор купли-продажи, чтобы получить выплату в 2 301 840 рублей.

— 2022 год начинался, и не было надежды. Для меня 340 тысяч рублей, которые должны были вернуть ещё тогда, — это большие деньги. Никого не интересует, что я делала, работала ли. И это после того, что я пережила. У меня стаж 51 год, плюс два года я работала в колхозе в войну. 15 месяцев на оккупированной территории! — делится Екатерина Ивановна.

Недавно, несмотря на все перипетии, история с жильём женщины закончилась хорошо: Екатерина Ивановна получила обещанные деньги на квартиру.

Ольга Сидорова

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

В Старом Осколе ремонтируют дом ветерана труда Алевтины Поляковой, про которую рассказывала редакция «Фонаря»

В Старом Осколе ремонтируют дом ветерана труда Алевтины Поляковой, про которую рассказывала редакция «Фонаря»

«Ветераны России» попросили Генпрокуратуру проверить соблюдение жилищных прав белгородского ветерана ВМФ

«Ветераны России» попросили Генпрокуратуру проверить соблюдение жилищных прав белгородского ветерана ВМФ

«У неё единственная мечта — искупаться в ванной». 92-летняя труженица тыла живёт в разваливающемся доме в Красногвардейском районе и не может получить льготное жильё

«У неё единственная мечта — искупаться в ванной». 92-летняя труженица тыла живёт в разваливающемся доме в Красногвардейском районе и не может получить льготное жильё

​Я позвонил подрядчику, и он во всём сознался! Как чиновники два раза пытались проторговать одни и те же работы на стадион, который проверял Вячеслав Гладков [расследование «Фонаря»]

​Я позвонил подрядчику, и он во всём сознался! Как чиновники два раза пытались проторговать одни и те же работы на стадион, который проверял Вячеслав Гладков [расследование «Фонаря»]

Эксклюзивные кадры из обстрелянного со стороны Украины белгородского села Солохи

Эксклюзивные кадры из обстрелянного со стороны Украины белгородского села Солохи

Эксклюзивные кадры из обстрелянного белгородского посёлка Политотдельский

Эксклюзивные кадры из обстрелянного белгородского посёлка Политотдельский

​Полиция ищет подозреваемого в надругательстве над могилами в Белгородском районе

​Полиция ищет подозреваемого в надругательстве над могилами в Белгородском районе

Полиция пришла с обысками к кандидату в председатели белгородского колхоза Горина накануне выборов

Полиция пришла с обысками к кандидату в председатели белгородского колхоза Горина накануне выборов

Микрорайон в посёлке Разумное чуть не стал «резиденцией»

Микрорайон в посёлке Разумное чуть не стал «резиденцией»