«Здесь пандемия воспринимается серьёзнее». Как белгородцы, живущие за рубежом, переживают пандемию коронавируса

Борьба с COVID-19 и отношение людей к карантину отличаются в разных странах. Внештатный корреспондент «Фонаря» Мила Витива нашла нескольких белгородцев, которые сейчас живут за рубежом, и узнала, как они переносят карантин и с какими трудностями сталкиваются.

Ксения Трофимова, Родгау, Германия

Фото из личного архива Ксении Трофимовой

Ксения Трофимова уехала в Германию прошлым летом. Сейчас она живёт в городе Родгау, недалеко от Франкфурта-на-Майне. Туда она попала по программе Au Pair: она позволяет молодым людям в возрасте до 25 лет найти работу в немецких семьях. Обычно это бывает помощь по хозяйству и уходу за детьми. Семья даёт работнику жильё, платит небольшую зарплату и учит немецкому языку.

Девушка попала в дом овдовевшего мужчины, которому нужна помощь в воспитании детей. Этим сейчас и занимается Ксения. Глава семейства многие годы нанимает людей по программе Au Pair, потому что это дешевле, чем нанимать няню-немку.

Ксения Трофимова говорит, что её жизнь почти не изменилась из-за карантина. За её питание и проживание по-прежнему платит хозяин дома, в котором она работает. Для того чтобы заниматься детьми, ей не нужно покидать квартиру, поэтому она легко соблюдает изоляцию. Единственное место, куда ходит Ксения, — в магазин за продуктами.

— Моя жизнь почти не изменилась. Я, как и все, не могу часто выходить из дома, обязательно должна носить маску. Но на моей работе карантин не сказывается, — рассказывает Ксения.

Однако девушка отмечает, что даже в её окружении заметны последствия пандемии и карантина. Хозяин дома, в котором работает Ксения, занимает высокий пост в компании, специализирующейся на заправке самолётов. Он беспокоится по поводу своих сотрудников — им урезали зарплаты, ведь аэропорты значительно пострадали: между странами летают только почтовые самолёты. Некоторые и вовсе не могут работать: детские сады закрыли, и родителям приходится следить за детьми. Но государство помогает переживать подобные сложности. В Германии компаниям на 30 процентов сократили налоги.

Немцы строго соблюдают карантин. Выходя из дома за покупками, Ксения видит, что никто не уменьшает дистанцию между людьми в очередях, на улице все используют средства защиты. Тех немногих людей, которые нарушают карантин, штрафуют на 5 тысяч евро — очень большую сумму для человека со средней немецкой зарплатой. Размер штрафа зависит от места, где человека остановили, и может варьироваться от 200 до 5 тысяч евро.

— По моему ощущению, немцы соблюдают все правила на сто процентов. Я хожу по улице и вижу, как люди держат дистанцию в очередях, — не полтора метра, но метр точно есть. Возле супермаркетов всегда стоит человек, который следит, чтобы все были в масках. Ещё он смотрит, чтобы все брали тележки — это, якобы, помогает удерживать дистанцию. Да и со штрафами здесь шутки плохи. Если заметят нарушение, то обязательно выпишут, — рассказывает Ксения.

Сравнивая положение дел в Германии и России, девушка делает вывод, что за рубежом намного серьёзней относятся к последствиям эпидемии, а вот в России знакомые и родственники Ксении не так строго соблюдают карантин, потому что им нужно зарабатывать.

— Мне кажется, в России все знакомые посидели на жёстком карантине только неделю. Здесь же всё строго. Пандемия серьёзнее воспринимается людьми, — добавляет Ксения.

Возможно, из-за такого соблюдения всех запретов в Германии уже две недели уменьшается количество заболевших. Поэтому правительство начинает снимать карантин. С 6 мая в стране открыли спортивные площадки, с 9 мая — заработали магазины одежды. С 18 мая дети пошли в школу. Но классы там поделили, а время учёбы ограничили четырьмя часами в день. Позднее откроют отели. Рестораны и кафе пока не планируют открывать.

Хотя в Германии и начинают снимать запреты, но границы между странами откроют нескоро. В августе Ксения должна была возвращаться в Белгород — тогда должна была закончиться её годовая рабочая программа. Когда Россия объявляла о том, что она готова забрать своих граждан из других стран, девушка отработала только половину своего трудового договора. Теперь же близится время, когда он завершится. Девушка собирается связаться с представителями российского посольства, однако не уверена, что ей удастся отправиться домой. Пока она планирует задержаться в Германии до ноября — до даты окончания срока её визы. Хозяин дома, где она работает, тоже уже озаботился тем, как решить её проблему. Он ищет пути, чтобы найти способ продлить для его помощницы программу Au Pair. Возможно, тогда она сможет пробыть в Германии ещё год, таким образом дождавшись открытия границ.

— Пока ничего не известно. Я ещё только собираюсь созваниваться с посольствами. Но мне кажется, что как бы ни развивалась эта ситуация, бомжевать меня здесь никто не оставит, — добавляет Ксения.

Андрей Чайковский, Нью-Йорк, США

Фото из личного архива Андрея Чайковского

Андрей Чайковский переехал в Америку в 2012 году. Тогда он был выпускником экономического факультета БелГУ и поехал в США на курсы, чтобы улучшить свой английский. Потом Андрей решил продолжить своё обучение за границей и поступил в колледж на юриста. С этим образованием он уже смог найти работу в США. Однако молодой человек не остановился на этом и решил получить ещё одно образование — актёрское. Теперь он живёт в Нью-Йорке, днём работает юристом, а вечером играет в небольшом театре.

С началом карантина компания перевела Андрея на удалёнку. В этой ситуации ему повезло больше, чем многим: офисная работа юриста легко переносится на дом. К тому же, не приходится тратить время и деньги на дорогу. При этом юрист может выполнять все необходимые задачи из дома, соответственно и зарплата в этой сфере не поменялась.

Андрей добавляет, что так повезло не всем его друзьям. Люди, которые работали в сфере услуг, полностью остались без заработка. Государство поддержало всё население страны единоразовой выплатой в 1,2 тысячи долларов. Но если для Андрея это был хороший бонус в и так не критичной ситуации, то для людей, потерявших работу, это была не та сумма, на которой можно было продержаться долго.

На театре, где подрабатывал Андрей, карантин отразился сильнее. Все постановки отложили как минимум до сентября.

— У нас должна была быть премьера в марте, но она отложилась. Бродвей будет закрыт до Labor Day — Дня труда, который проходит в сентябре. А Бродвей диктует правила всей театральной жизни Нью-Йорка, — объясняет актёр.

Чтобы держать себя в нужной форме, актёры театра, в котором играет Андрей, несколько раз в неделю созваниваются через Zoom и проводят репетиции спектаклей.

Молодой человек играет в небольшой труппе, где все актёры имеют ещё и вторую работу, поэтому у участников коллектива нет финансовых проблем. Большим театрам с актёрами-профессионалами в Америке стараются помогать.

— Театр в Нью-Йорке очень развит. Тут огромное количество театров, очень много людей задействовано в этой сфере. И, конечно, театры сейчас подвержены влиянию сложившейся ситуации больше всего. Не только актёры и режиссёры, но и весь персонал сильно пострадал. Поэтому создано много фондов поддержки театров, собираются пожертвования, — рассказывает Андрей.

То, что в США наибольшее число заболевших, не сильно сказывается на жизни американцев. Андрей говорит, что узнаёт обо всём из новостей, а единственное реальное соприкосновение с болезнью — звук сирены скорой помощи, который несколько раз в день можно услышать за окном. Зато меры по изоляции молодой человек соблюдает во всей их полноте и практически не выходит из дома. Для него это достаточно тяжело. Он говорит, что на то, как переносится карантин, влияет не сама страна и количество заболевших, а то, как далеко человек находится от природы.

— Карантин переносится легче там, где у тебя есть дача, и ты можешь просто так пойти на озеро. Я созваниваюсь и с Россией, и со знакомыми из других стран. Лучше всего, когда ты не заперт в квартире, и когда ты выходишь из дома и нет кучи людей. У меня подруга живёт в Дублине, а друзья в Разумном — и все они выходят из дома и попадают в поле. Самое главное, что ты не наталкиваешься на людей, не должен соблюдать строгие правила. Тогда вместо карантина у тебя получается долгий отпуск, — считает Андрей.

В Нью-Йорке Андрей позволяет себе выходить из дома только по ночам. Он выбирается за покупками в магазин раз в неделю, в маске и перчатках, при этом дожидается, когда стемнеет. Причина этого в том, что многие американцы несерьёзно относятся к карантину. Днём они гуляют, ездят на метро, ходят в магазины, не соблюдая дистанцию. Андрей старается не пересекаться с ними и всегда ждёт, пока улицы опустеют.

— В Америке люди очень трепетно относятся к любому ограничению свободы. Если бы тут кто-то решил принудительно закрыть людей в домах и ввести штрафы, тут поднялись бы огромные бунты. И до сих пор люди выходят на митинги: говорят «Как вы смеете говорить нам, что делать?!», «Это не свобода!», «Вы социалисты». Но это зависит от штата. В штатах демократов, например у нас, такого меньше, а в республиканских, южных, штатах всё очень сурово. У нас каждый штат практически отдельная страна, здесь нельзя закрыть всю страну, — объясняет Андрей.

В штатах, где поддерживают республиканцев, правительству даже пришлось снять большую часть карантинных мер. Население восприняло их как попытку ограничить их свободу. В Нью-Йорке поведение жителей зависит от района. На Манхэттене, который считается местом для успешных и богатых, улицы полностью опустели. В менее благополучных районах, например, в том, где живёт Андрей, много жителей, которые не считают коронавирус чем-то серьёзным.

— В Нью-Йорке очень сильно чувствуется разница населения от района к району. Это связано и с уровнем дохода, и с национальными особенностями. Я живу в не самом богатом районе Бруклина. И, по-моему, людям здесь всё равно на режим, и они очень плохо его соблюдают. Они ходят в масках, но и на улицах, и в магазинах, и в метро слишком много людей, — говорит Андрей.

При этом ситуация в США такая, что она не позволяет снять карантин. Губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо сообщил жителям, что фазы выхода из карантина уже продуманы, однако, когда начнётся их реализация, — пока не ясно. Переносить карантин в Нью-Йорке непросто, поэтому многие знакомые Андрея уехали в родные штаты и даже в родные страны. Он говорит, что такое поведение даже считается общепринятым. Молодой человек тоже имел все возможности вернуться в Белгород. Однако сам он решил, что оказаться в этом городе во время пандемии — интересный опыт.

— Я подумал, что интересно в такой период находиться в Нью-Йорке. Как в фильме: происходит глобальная катастрофа, а ты в таком важном городе, одном из её эпицентров.

Алёна Храбростина, Дублин, Ирландия

Фото из личного архива Алёны Храбростиной

Алёна Храбростина живёт в Ирландии уже десять лет. Здесь она впервые оказалась на языковых курсах, куда она полетела после окончания учёбы в НИУ «БелГУ» по специальности «программист-экономист». Тогда ей предложили работу помощником администратора, так как она хорошо владела английским языком. Через какое-то время Алёну позвали работать в фирму, которая занимается получением приглашений в Россию, и там она задержалась на четыре с половиной года. Поняв, что хочет карьерного роста, Алёна в 25 лет пошла учиться на годовой курс «Маркетинг, продажи, PR и реклама». Так она стала маркетологом и построила карьеру в новой для себя сфере, находясь в чужой стране и будучи старше своих начинающих коллег. Теперь Алёна — менеджер проектов в крупной фармацевтической компании в Дублине.

Ещё в середине марта всех сотрудников в офисе Алёны отправили работать из дома. При этом им предложили любую помощь по обустройству рабочего места: можно было забрать из своего кабинета компьютер, кресло или что-либо другое. Начальство обосновало такое решение тем, что карантин может затянуться, и у сотрудников должны быть все условия для удобной и продуктивной работы.

Муж Алёны также перешёл на удалённую работу. Девушка отмечает, что сложнее всего было научиться не смешивать работу и отдых. Казалось, что постоянно нужно что-то доделывать. Чтобы решить эту проблему, семья обустроила небольшой офис в одной из комнат. Теперь, как только кончается рабочий день, все покидают это помещение и больше не думают о делах.

На зарплате Алёны карантин не сказался. Задачи маркетолога оказалось возможным выполнять и из дома. А вот некоторые родственники мужа потеряли работу. Для таких людей правительство Ирландии установило еженедельные выплаты в 350 евро в неделю — сумма, которая позволяет прожить на карантине, не пытаясь найти новую работу. Временно заморозили ипотеки, кредиты и аренды.

— В целом здесь нет негативного настроения. Есть поддержка, люди имеют деньги и продукты питания. Их не бросили, — рассказывает Алёна.

Семья Алёны в России, напротив, очень беспокоится из-за работы. Если её родители получают пенсию и могут спокойно сидеть дома, то сёстры остались без зарплаты на карантине и не видят выхода из сложившейся ситуации.

— Между Ирландией и Россией очень сильная разница. У меня практически вся семья потеряла работу. Очень много негатива из-за того, что нет поддержки от государства. Когда созваниваюсь с семьёй, есть ощущение, что они уже испытывают отчаяние, — говорит девушка.

Алёна замечает, что ирландцы спокойней переносят карантин ещё и потому, что точно знают, как изменяется ситуация. Каждый вечер по телевизору транслируется пресс-конференция местного министерства здравоохранения. Чиновники озвучивают актуальные данные о количестве заболевших, обнародуют сценарии развития заболевания. При этом, члены правительства и медики честно признаются: в стране только 300 аппаратов ИВЛ, поэтому крайне важно, чтобы не было большого роста заболевших. Поэтому, хоть число заболевших уже долгое время падает, и на данный момент ежедневный прирост составляет сто человек, меры карантина снимают постепенно и медленно.

Карантин в Ирландии мягче, чем в других странах. Сейчас жители страны не должны отдаляться от дома дальше пяти километров. Ранее они могли отходить от него только на два километра. Они могут ходить в магазины, к врачам, ветеринарам и делать другие дела, которые можно отнести к неотложным. Также им разрешено гулять с детьми на площадках, ездить на машине. А вот при прогулках по улицам нужно соблюдать дистанцию не меньше двух метров. На выходных в городе много проверок, и если человек оказывается не в своём районе, ему выписывают штраф.

— В нашем районе очень благополучная атмосфера. Все соблюдают социальную дистанцию даже при прогулках в парках. У нас страна очень законопослушная. И мы не видим, чтобы кто-то здесь нарушал правила, — рассказывает Алёна.

Выход из карантина в Ирландии будет состоять из пяти фаз. Каждая из них привязана к дате. С 18 мая началась первая дата. Каждая последующая будет вводиться с интервалом в две недели. 10 августа страна должна полностью восстановить обычный уклад жизни. При этом если рост заболевших будет расти, то правительство может отменить переход на следующую фазу или даже откатить процесс назад.

Алёна говорит, что специалистов из её сферы отправят в офисы в последнюю очередь, потому что они могут работать из дома с той же продуктивностью. Девушка даже думает, что им могут и вовсе сохранить дистанционный формат работы.

— Пока с выходом из удалённой работы всё неоднозначно. Например, Facebook и Google не будут возвращать сотрудников на свои места до конца года. Twitter дал работникам выбор: у них появилась возможность работать из дома постоянно. Возможно, и наш офис предложит такие условия. Поэтому моя удалёнка может затянуться навсегда.
Мила Витива

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости