Белгородский IT. Как единицы и нули меняют мир вокруг нас

Журналист «Фонаря» узнал у белгородских программистов и разработчиков, можно ли придумать что-то новое в мире IT, находясь в небольшом городе. История двух сервисов и одного изобретения, которые сделали белгородцы. Объясняем, как они работают.

Сервис Palm.taxi

Кто?

Павел Беляев (29 лет) закончил БГТУ имени Шухова, стал инженером-программистом и основал Palm.taxi — сервис для вызова такси в Белгороде.

Что придумал?

Проект фактически копирует идею известных сервисов Uber и «Яндекс. Такси», с помощью которых через телефон можно вызвать такси, но с учётом того, что частный извоз в регионах работает совершенно по другому принципу, и тот же Uber в реальных условиях небольшого регионального города в принципе не смог бы работать.

Как работает?

Если грубо, то Palm.taxi — это аналог Uber. Команда Павла Беляева взяла за основу идею американской компании, но не скопировала её, а попыталась модернизировать алгоритм приложения, чтобы оно могло эффективно работать в небольших городах, подобных Белгороду.

Павел Беляев, фото Андрея Закоморного

— Перед тем как начать работать, мы проанализировали рынок. У нас была статистика по городам. Например, в Москве через приложение такси заказывало примерно 80-90 процентов людей, в Санкт-Петербурге — 60 процентов, а во всех остальных городах — в среднем около трёх процентов. Ещё один момент — это карты. Понятно, что Москва и Питер хорошо прорисованы, и там можно заказать такси из любого места, так как водитель по картам тебя всегда найдёт. В Белгороде, например, частного сектора на картах практически нет. Ну и третий печальный факт — это количество смартфонов и скорость интернета в региональном городе по сравнению с той же Москвой, — объясняет Павел.

Несмотря на это, Беляев с партнёрами решили попробовать, но в итоге не обошлись без ошибок. Основная — алгоритм работы распределения заявок. Как сейчас работает Uber? Грубо. Водитель регистрируется в системе Uber и устанавливает на свой смартфон приложение. Клиент тоже устанавливает себе приложение, и, когда ему нужно вызвать такси, заходит в него и нажимает одну кнопку. Система определяет геопозицию клиента и отправляет к нему ближайшего водителя. Водителю приходит заявка клиента и вопрос, мол: «Принимаете заявку»? Водитель принимает заявку и едет забирать клиента, либо отказывается, и тогда система ищет другого водителя. Момент, когда система определяет какому водителю отдать заявку, — ключевой.

— Мы сейчас пытаемся подобрать оптимальную схему распределения заявок. В Белгороде, чтобы работать по «уберовской» системе, недостаточная плотность населения. Например, в одном районе Москвы живёт примерно столько же, сколько в трёх Белгородах. И соответственно у одной машины в радиусе двух километров в 3–4 раза больше потенциальных заявок. Это ещё без учёта количества смартфонов у населения и скорости интернета. Получается, что в Питере и Москве водитель везёт клиента из точки А в точку Б. В точке Б он немного ждёт, пока появится новая заявка, и едет дальше. А в Белгороде можно, например, отвезти человека в Разумное и заночевать там, — смеётся Павел. — Мы ещё не вышли из этой ситуации. Пробуем варианты работы с водителями, как правильно распределять заявки. Думаем, что нашли правильное решение.

Palm.taxi работает как сервис-посредник между клиентом и водителем, но на белгородском рынке есть ещё несколько приложений от других служб такси (такие приложения заменили рацию в машине). Получается, что на местном рынке Palm.taxi — уникальный сервис, но не единственный. Поэтому водители устанавливают себе на телефон несколько приложений от разных компаний и «ловят» заявки. Сложность в том, чтобы удержать водителя у себя, и чтобы он сразу ездил именно по твоим заявкам, а твой клиент долго не ждал машину.

Новый дизайн приложения Palm.taxi

Именно поэтому сейчас Palm.taxi даже не берёт комиссию с водителей, а были периоды, когда им даже доплачивал. Сейчас проект убыточный и живёт за счёт средств учредителей. На вопрос, зачем он ввязался в такую невыгодную авантюру, — разработчик искренне удивляется.

— Вы, наверное, не знаете, как работает IT. Тут все проекты в большей или меньшей степени убыточны. Тот же Uber убыточен. У «твиттера» убыток 1 миллиард долларов за прошлый год. Так работает индустрия. Компании нацелены на захват рынка, и они готовы работать себе в ущерб в надежде на будущее, где кто-то их заметит и даст им денег. В США с этим проще — там низкие ставки по кредиту, и на «бесплатные» деньги компания может долго существовать, пока её не заметят инвесторы или она не выйдет на IPO. В нашем случая, конечно, всё сложнее. Но мы рано или поздно планируем выйти на самоокупаемость, — надеется Павел Беляев.

MIDI-контроллер «Добрыня»

Кто?

Александр Максимал (29 лет) и Max Detal` (25 лет).

Что придумали?

MIDI-контроллер «Добрыня» — пульт, который позволяет управлять музыкальными программами на любом устройстве. В контроллере есть программируемые кнопки, за которыми музыкант закрепляет разные звуки.

Как работает?

У устройства есть две особенности: во-первых, оно полностью придумано и собрано в России (других более или менее известных отечественных MIDI-контроллеров просто нет), а во-вторых, оно может работать практически со всеми платформами: PC, MAC, iOS и Android.

Фото vk.com/midi_dobrynya

— Максим периодически ездит в Москву и там играет на «Добрыне». Он музыкант и придумывал это устройство под себя. Я занимался разработкой «мозгов» этой штуки. Главная идея — сделать так, чтобы контроллер мог работать на всех платформах. Обычно, чтобы подключить такое устройство, надо было устанавливать драйвера на компьютер. Теперь же этого делать не надо, а сам контроллер можно подключить даже к смартфону. Я, кстати, тоже закончил музыкальную школу по двум классам и периодически играю в оркестре, поэтому мне было интересно работать над этим проектом. Главная фишка в том, что у тебя есть творческий народ и люди со структурным мышлением — программисты. И эта штука позволяет их объединить, — объясняет Александр Максимал.


Сейчас команда экспериментирует с содержанием и формой «Добрыни». У ребят уже есть три версии контроллера. Они разрабатывают логистику будущего производства своего контроллера.

Система управления картами в телефоне

Кто?

Основатели команды Passteam — Сергей Козлов (26 лет) и Вадим Стрижаков (24 года). Оба выпускники факультета романо-германской филологии НИУ «БелГУ».

Что придумали?

Облачный сервис для бизнеса, который переносит все членские карты и купоны клиентов в телефон. Система позволяет полностью избавиться от пластиковых карт, сохраняя информацию о них в смартфоне.

Как работает?

В любом смартфоне на трёх самых популярных платформах (Android, Windows Phone, iOS — прим. ред.) есть стандартное приложение, в которое можно добавлять свои скидочные карты, билеты и купоны и использовать их при покупках. Например, Apple использует приложение Wallet («Кошелёк»). Попробовав добавить в приложение свою бонусную карту из «Спортмастера», вы увидите, что «Кошелёк» её не примет. Это потому, что приложение работает не как записная книжка, а как полноценный сервис, который связывает ваш смартфон с системой учёта магазина. Если в магазине нет специального софта для этого, то приложение не будет работать. Именно такой софт разработали и продают предпринимателям программисты из Passteam.

Сергей Козлов, фото Андрея Закоморного

— Мы впервые познакомились с этой технологией в Америке в 2013 году. Тогда она только зарождалась в Штатах, и ей пользовался только крупный бизнес. Мы приехали в аэропорт, начали проходить регистрацию на рейс и увидели, что вместо бумажного билета на самолёт некоторые люди держат смартфон, в котором были их талоны, — рассказывает Сергей Козлов. — Для нас это был шок, и уже на следующий рейс мы тоже стояли с билетами в своих телефонах. Идея нам понравилась, и мы попробовали заняться ею в России.

Сергей Козлов признаётся, что до недавнего времени в России их продукт был совсем нишевым, так как люди не понимали, зачем нужен Wallet и почему он не принимает карту из «Спортмастера». Ситуация изменилась, когда на отечественном рынке появилась возможность оплачивать покупки банковской картой, которая занесена в телефон (система Apple pay и Samsung pay — прим. ред.). То есть, «Кошелёк» в Apple и другие аналогичные приложения на других платформах выполняют три функции: хранят в себе карты лояльности (скидки и бонусы), билеты и банковские карты. Система давно успешно работает, например, в США. Но в России она была совсем не популярна, так как в отечественных компаниях не было софта, который бы работал с такими приложениями. Теперь россияне могут заносить в приложения свои банковские карты и расплачиваться за покупки, прикладывая смартфон к терминалу. Популярность приложения растёт, и им начали интересоваться не только банки, но и другие российские предприниматели.

— Например, у нас есть салон красоты. В салоне красоты уже есть система, которая ведёт всех клиентов (ваше имя и фамилия, последний визит) и выдаёт пластиковые карточки со скидкой. Что мы можем для них сделать? Мы пристраиваемся к их системе и на нашем облаке создаём виртуальные карточки для их клиентов вместо пластиковых. То есть человеку, придя в салон красоты, необязательно тащить с собой пластмассу, у него итак всё это будет в смартфоне. Чтобы наша виртуальная карточка появилась в приложении, человеку не потребуется ничего вводить — надо будет просто перейти по ссылке, которую мы пришлём ему на мобильник, — объясняет Сергей Козлов.

Авторы проекта утверждают, что система работает на две стороны: во-первых, у магазина начинает накапливаться статистика о покупателях, которые используют виртуальную карту. Дальше эти знания помогают формировать маркетинговую политику и лучше понимать клиентов. Во-вторых, клиенту это просто удобно, потому что во время похода по магазинам ему не надо носить с собой гору пластиковых карточек, а смартфон, следя за геопозицией человека, выводит на экран ему те виртуальные карты компаний, рядом с которыми он находится.

***

Редакция «Фонаря» выражает благодарность Артёму Королёву, заместителю директора Белгородского информационного фонда. Фонд курирует запущенный в декабре 2016 года IT-кластер, который объединяет всех предпринимателей этой сферы в регионе. Герои нашего материала так или иначе участвуют в работе кластера, представляют и обсуждают с коллегами свои IT-проекты.

Дмитрий Голуцкий

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

Роботы-сумоисты. В Белгороде начался третий областной фестиваль науки

Роботы-сумоисты. В Белгороде начался третий областной фестиваль науки

Книжная полка. Какие книги о науке и профессиях мы советуем прочесть

Книжная полка. Какие книги о науке и профессиях мы советуем прочесть

Фёдор Жерновой: «В нашей стране у людей странное отношение к власти»

Фёдор Жерновой: «В нашей стране у людей странное отношение к власти»

Умные светофоры. Как молодой учёный пытается уменьшить пробки в Белгороде

Умные светофоры. Как молодой учёный пытается уменьшить пробки в Белгороде

​В Белгороде программисты придумали, как отслеживать движение автобусов с помощью голосовых сообщений

​В Белгороде программисты придумали, как отслеживать движение автобусов с помощью голосовых сообщений

«Нужно заниматься городом». Трое белгородцев предложили вариант, как сделать парк Победы лучше

«Нужно заниматься городом». Трое белгородцев предложили вариант, как сделать парк Победы лучше

Разработчики запустили мобильное приложение «Мой Белгород»

Разработчики запустили мобильное приложение «Мой Белгород»

Молодёжная лаборатория урбанистики исследует отношение белгородцев к городу

Молодёжная лаборатория урбанистики исследует отношение белгородцев к городу

​Белгородское УФАС возбудило дело о продаже помещения для кофейни «Комод»

​Белгородское УФАС возбудило дело о продаже помещения для кофейни «Комод»

​В Белгороде своим опытом с IT-специалистами поделится топ-менеджер компании с выручкой более 2 миллиардов рублей

​В Белгороде своим опытом с IT-специалистами поделится топ-менеджер компании с выручкой более 2 миллиардов рублей

Белгород хотят сделать «умным» городом. Пять цитат губернатора Евгения Савченко

Белгород хотят сделать «умным» городом. Пять цитат губернатора Евгения Савченко