Валерий Сергачёв: «Идеологию победит только идеология»

На конференции, посвящённой противодействию терроризму и экстремизму, вице-губернатор рассказал о недостатках современной молодёжной политики.

В Белгороде стартовала Международная научно-практическая конференция «Предупреждение вовлечения молодёжи в деятельность террористических и экстремистских организаций». В БГТУ имени В. Г. Шухова съехались руководители субъектов РФ, главы вузов и ссузов, представители спецслужб и религиозных течений страны. От лица руководства Белгородской области их приветствовал первый заместитель губернатора Валерий Сергачёв. Вице-губернатор отличился яркой речью не «по бумажке», в которой раскритиковал проводимую в России молодёжную политику, вспомнил войну в Северной Ирландии и указал на то, что церковь не способна помочь в борьбе с экстремизмом. «Фонарь» приводит выступление Сергачёва без сокращений.


Уважаемые участники конференции! Для нас большая честь принимать столь представительное собрание. Тема сама по себе очень актуальна для субъектов Российской Федерации, да и, может быть, в масштабах всего мирового сообщества.

То, что происходит в мире, да и в России — это реагирование на «пожары» и всего лишь «затыкание дыр», где уже «лопнуло» и «прорвало». Мы видим, что никаким материальным обеспечением, ничем подобным проблему не решить.

Северная Ирландия находится в состоянии экстремистской полувойны с Англией уже более 40 лет — и это при том, что уровень жизни там существенно выше, чем в России, и при том, что сил потрачено на это огромное количество. И огромная идеологическая машина (безрезультатно прим. ред.) работает в этом направлении!

На сегодняшний день уже понятно, что победить зло распространения экстремизма силовым методом, угрозами практически невозможно. Потому что это идеология, а идеологию может победить только идеология. И основная задача, которая стоит перед нашей с вами конференцией, — это попытаться понять первопричины этой болезни и в каких плоскостях, на каких уровнях находятся ответы на решение этих проблем.

Большая часть из нас сложилась как взрослые люди при Советском Союзе. Вы помните, что основное достижение идеологической модели было в том, что молодой человек мог видеть путь? Вступая в пору созревания, зрелого юношества, в студенческие годы молодой человек искал ответы на вопросы: «Для кого я?», «Зачем я?», «Как я могу, в конечном итоге, самореализоваться?», «Как я могу то, что заложено отцом и матерью, реализовать на этой территории?». В то время идеология давала понятный путь.

Человек, желающий работать в органах власти, желающий служить, должен был получить образование. И не мог человек поступить в университет на юридический факультет, если не отслужил в армии или не прошёл через рабфак. Это было практически невозможно. Шёл естественный отбор: каким путём должен идти человек для того, чтобы в конечном итоге оказаться в том месте, на котором может самореализоваться.

На сегодняшний день эти границы абсолютно размыты. Социальные лифты не работают. Да, мы с вами занимаемся (и я в том числе) созданием системы лифтов. Но мы же с вами понимаем, что те кадровые резервы, которые существуют, если на нижнем уровне ещё работают, то начиная со среднего уровня, начальника отдела и т. д., практически не работают. Назначения происходят не по системе кадровых резервов, а по большей части, свыше 50 процентов (я анализировал не только свою область, но и другие), по совсем другим критериям, а значит нет чётко прописанных правил.

В чём сегодня проблема экстремизма? Ведь молодёжь, которая туда (в экстремистские организации — прим. ред.) идёт, в том числе девочка из московского университета — это не быдло какое-то! Это наиболее ищущие, если говорить с точки зрения психологии — имеющие маниакальную акцентуацию (смещение в маниакальную сторону) люди, которым по жизни надо видеть дальнейшую цель.

Валерий Сергачёв на фестивале «Маланья», фото Владимира Корнева

Наша молодёжь сегодня находится в растерянности. Кому-то достаточно посещать соревнования, клубы, встречаться со сверстниками — то есть проводить, «прожигать» жизнь. Но определённую категорию наших граждан, наших детей, это не устраивает. Им нужна цель. Им нужен ясный понятный путь: сегодня я делаю что-то и достигаю вот этой планки, завтра я ещё сделаю что-то и достигну следующей планки. Без системы социальной справедливости, системы социальных лифтов, понятного пути достижения целей мы всё время будем «бить по хвостам», бороться со следствиями.

С детьми нужно уже сейчас вести работу. Их не нужно пытаться социализовать и подтянуть к общим стандартам и правилам. Для них нужно выработать свой путь, потому что это огромный резерв народа — не только кадровый, но и генный. Это те люди, которые в состоянии идти на жертвы, наполняться жертвенностью ради тех целей, которые страна в состоянии для них декларировать.

Это очень большая проблема на сегодняшний день. И без осознания её, без понимания, как мы будем с этой категорией молодёжи работать, невозможно ничего.

Церковь в этом плане нам тоже сегодня не поможет, понимаете? Потому что сегодняшняя церковь, при всей её духовной роли и уважении, — это ритуальность. Это достаточно для бабушек и дедушек, или для общей массы молодых людей, которые приходят в церковь, ни разу не открывая Библию, или если мусульмане — то Коран. А вот эта категория детей как раз вникает, она читает, пытается искать ответы. А там (в церкви — прим. ред.) ответов-то зачастую и нет. Там возникает больше вопросов.

Простой пример. На шестом Вселенском Соборе в 368 году были приняты 98 апостольских правил — свод законов, по которым живёт церковь. При этом на сегодняшний день сохранилось 72. И если вы их откроете и почитаете, то, грубо говоря, из них на сегодняшний день (многие — прим. ред.) не соблюдаются. Потому что они достаточно жёсткие. По апостольским правилам человек-христианин не может получать помощь от врача-еврея, не может принимать пищу от повара-еврея.

То, что я рассказываю сейчас, это не я придумал. Это моё общение со студентами. Я много общаюсь с теми, кто на сегодняшний день зачастую даже в коммунистическом лагере. Они ездят по ЛНР, ДНР и находят там какие-то отдушины, а не в тех мероприятиях, которые мы организовываем. И надо что-то с этим делать.

Мы очень надеемся, что вы, имеющие большой опыт работы в этой сфере, выработаете какие-то подходы. Мы не идеологи — мы всего лишь люди, осуществляющие процессы. Когда заданы параметры и задан путь, мы внедряем что-то, и если говорить о территории Белгородской области, то зачастую очень успешно. И мы проводим огромное количество мероприятий, но если говорить о действенных результатах в молодёжной среде, то мы их не видим. Чего-то мы делаем не так.

Только когда происходит вспышка, межнациональный конфликт или экстремизм — только тогда мы начинаем реагировать. А нам нужно сделать так, чтобы дети сами давали противодействие тем идеям, которые возникают.

Я очень надеюсь на вас. Для нас эта тема очень актуальная, потому что неожиданно, вот уже как полтора года, мы оказались не просто в приграничной полосе, а рядом с войной. Рядом с тяжёлой, братоубийственной войной. И, без сомнения, то напряжение, которое там существует, оно проникает и сюда.

Спасибо за внимание.

Владимир Корнев
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости