«Давать взятки становится слишком дорого». Выбрали самое важное из доклада о коррупции в Белгородской области в 2022 году

Дана Зибрина изучила объёмный доклад о коррупции в Белгородской области в 2022 году, который опубликовали на сайте областного правительства, и выбрала из него самые интересные моменты: каков размер средней взятки в регионе, кто из чиновников чаще всего берёт «благодарности» и как, по мнению местных бизнесменов, нужно бороться с коррупцией. Теперь делимся этими наблюдениями социологов с вами.

В 2022 году «Консалтинговое агентство социального мониторинга и массовых коммуникаций» провело социологическое исследование о коррупции в Белгородской области. Это уже четвёртый опрос с 2019 года, поэтому есть материал не просто для фиксирования ситуации на сегодня, но и для сравнения с результатами прошлых лет. Ниже мы приведём выводы из этого сравнения.

Иллюстрация нейросети Kandinsky


Вывод № 1: около половины белгородцев считают, что без взятки проблему не решить

В 2022 году в опросе, посвящённом бытовой коррупции (коррупция, которая возникает между обычными гражданами и сотрудниками органов власти — прим. Ф.), поучаствовало 602 белгородца. В исследовании говорится, что почти половина из них — 293 человека — попадала в коррупционную ситуацию, когда они приходили к мнению, что без взятки их проблему не решить. Это самый высокий показатель за четыре года исследований. В прошлые году таких людей было заметно меньше: в 2019 году — 225, в 2020-м — 163, в 2021-м — 151 человека.

Результат 2022 года ближе всего к «доковидному» периоду 2019 года, поэтому специалисты предполагают, что увеличение уровня коррупции связано с прямым взаимодействием белгородцев и должностных лиц, чего практически не было во время ковидных ограничений. Чем меньше люди лично общаются с работниками, тем меньше у них искушение дать взятку. 41 процент опрошенных решится на взятку, если «будет известно заранее, что без взятки не обойтись». Почти каждый четвёртый белгородец готов прибегнуть к даче вознаграждения, если его будут принуждать к нему или даже просто намекнут на взятку. 18,8 процента респондентов сами готовы доплатить «за получение стопроцентного результата потому, что так надёжнее».

Количество белгородцев, хотя бы раз давших взятку, растёт: в 2022 году их было 166 человек, а в предыдущие три года — 120, 71 и 75 человек соответственно.


Отвлечёмся на конкретную статистику за исследуемый период: белгородские силовики за десять месяцев 2022 года выявили 155 коррупционных преступлений, из них большинство — 137 преступлений — полицейские. Материалы по 131 преступлению направили в суд.

Вывод № 2: давать взятки становится слишком дорого

Чаще всего белгородцы платят взятки за получение результатов, которые и так им должны оказать госструктуры или сотрудники органов власти, чуть реже — за ускорение работы, а также за минимизацию трудностей и качественное решение проблемы. Лишь 13,7 процента белгородцев уверены в бесполезности взяток.

Иллюстрация нейросети Kandinsky

Большая часть людей, которые оказывались в коррупционной ситуации, сами уже имели представление о сумме «благодарности» — таких людей шесть из десяти.

Эксперты отмечают, что размер взяток с годами растёт — каждый четвёртый белгородец заявил, что давать незаконное вознаграждение становится «слишком дорого». Это сказывается и не мотивации не давать взятку: выросшие суммы стали причиной отказа от незаконного разрешения проблем также для каждого четвёртого человека.

Средний размер взятки в сфере бытовой коррупции в 2022 году составил 42 308 рублей, что на 11 733 рублей больше, чем было годом ранее. При этом официально установленный среднемесячный доход белгородцев в прошлом году — 32 374 рублей. Следовательно, белгородцу, согласившемуся дать взятку, придётся потратить на неё в 1,3 раза больше, чем его средняя зарплата за месяц.

Вывод № 3: самые коррумпированные — сотрудники муниципальных органов власти

40 процентов белгородцев считают муниципальную власть коррумпированной. Ещё 30 процентов опрошенных такую характеристику дают сотрудникам областного правительства. Региональная власть, как и в 2021 году, получила оценки выше, чем муниципальная, но доля абсолютно уверенных в неподкупности областных чиновников снизилась в 2,6 раза.

Самыми «честными» учреждениями белгородцы считают средние школы, училища, техникумы — 40,1 процента опрошенных, а также соцзащиту, службу занятости и другие социальные учреждения — 28,3 процента опрошенных. Максимально «нечестными», без учёта областных и муниципальных органов власти, оказались, по мнению жителей области, коммунальные службы (65,2 процента отрицательных оценок), поликлиники и больницы (58,6 процента), СМИ (55,2 процента), правоохранительные органы (53,4 процента), политические партии (52,8 процента) и ГИБДД (52,4 процента).

Иллюстрация нейросети Kandinsky


Напомним, что в мае возбудили уголовное дело на заместителя главврача Старооскольской окружной больницы Святителя Луки Крымского. Его подозревают в получении взятки в особо крупном размере — более 3 миллионов рублей.


Ещё позицию лидера по честности в 2022 году потеряла армия: её суммарный показатель честности снизился за год более чем на четверть (на 28,6 процента — прим. Ф.), а коррумпированности, напротив, вырос на 19,7 процента. Эксперты без какой-либо конкретики объяснили это изменение «очевидными причинами».

Вывод № 4: белгородцы осуждают и тех, кому дают взятки, и того, кто даёт

Почти половина жителей региона осуждает обе стороны коррупционных отношений, но треть обвиняет только тех, кто получает взятки. Реже обвиняют сторону, которая взятки даёт. Не осуждают никого только 8,4 процента опрошенных.

Если же вдаваться в гендерные и социальные особенности, то обе стороны взяточничества примерно одинаково осуждают и мужчины, и женщины. Белгородцы с неполным средним образованием чаще всего не осуждают за подкуп никого, а вот более принципиальную позицию занимают люди с высшим образованием: они негативно относятся к обеим сторонам незаконного вознаграждения. Респонденты до 20 лет более толерантно относятся к коррупции, чем белгородцы старшего поколения.

Если говорить о работниках органов государственной и муниципальной власти, то каждый десятый из них осуждает только взяткодателей или не осуждает никого. Вполне логичным видится и ещё одно наблюдение: люди этой соцгруппы менее негативно настроены, чем представители других профессий, по отношению к коллегам, которые решают вопросы с помощью взяток.


Напомним, одни из наиболее ярких примеров раскрытых коррупционных преступлений. Сотрудники управления ФСБ по Белгородской области вскрыли ещё три эпизода, в которых подозревают бывшего белгородского мэра Антона Иванова: получение взятки и два факта превышения полномочий при распоряжении госимуществом, из-за чего был причинён ущерб областному бюджету на 12 миллионов рублей. Также под следствием находится бывший мэр Старого Оскола Александр Сергиенко, а экс-глава Белгородского района Анатолий Попков уже отбывает наказание.


Вывод № 5: медицина — самая коррумпированная сфера

Эксперты сравнили результаты опроса с данными 2021 года и сделали вывод, что тогда отношение белгородцев к госслужбам было значительно лучше. Сейчас чаще всего белгородцы сталкиваются с коррупцией при получении бесплатной медицинской помощи (69,5 процента респондентов, прирост за год почти на четверть); обучении в вузе (49,3 процента, за год — 12,6 процента); обучении в нужной школе (48,4 процента, за год — 16,9 процента); получении услуг по ремонту, эксплуатации жилья у служб (47,5 процента, за год — 18,2 процента); получении работы, обеспечении продвижения по службе (46,3 процента, за год — 11,8 процента). Также белгородцы стали чаще подозревать в коррупции полицию (41,6 процента, за год рост составил 11,6 процента) и суды (33,6 процента, за год — 4,8 процента).

Иллюстрация нейросети Kandinsky

Существенно возросло количество коррупционных сделок — в 2022 году их было уже 1 054, что на 110 случаев больше, чем в позапрошлом году. Часто их совершали при получении бесплатной медицинской помощи (209 случаев), взаимодействии с автоинспекторами (81) и сотрудниками вузов (118), сравнительно реже — при покупке земельного участка (36), получении работы и продвижении по службе (38).

Немного меньше коррупция стала проявляться при взаимодействии с автоинспекцией (минус 40 случае за год) — возможно, этому поспособствовала установка камер видеонаблюдения. Однако другие обстоятельства коррупции начали встречаться чаще: от плюс одного случая за помощь в получении регистрации по месту жительства до плюс 65 случаев при получении бесплатной медицинской помощи.

Вывод № 6: «воруют если не все, то большинство»

Исследователи скептически относятся к белгородцам: они считают, что часто люди сами инициируют коррупцию и никак ей не противодействуют. Также, по их мнению, жители региона недостаточно знают о том, как власти борются с коррупцией: почти каждый третий не знает ничего об антикоррупционных мерах.

— Причины такого положения дел кроются не только в недостаточной открытости властных институтов, но и в пассивности, отсутствии заинтересованности населения как в подобной информации, так и в реальном содействии в общей антикоррупционной борьбе. Как показал ранее приведённый анализ мотивов белгородцев, ссылаясь на бездействие власти в деле противодействия коррупции, они, в ряде случаев, готовы и сами предложить вознаграждение, даже если должностное лицо не инициирует подобных действий.

В целом у населения области складывается картина, что «воруют если не все, то большинство», наказание настигает только некоторых, никаких изменений к лучшему не происходит, а власть, скорее, делает мало или ничего не предпринимает, чтобы изменить ситуацию. Открытость губернатора всё ещё благоприятно сказывается на восприятии населением региональной власти и её намерений победить коррупцию. В то же время белгородцы понемногу теряют уверенность в возможностях власти, отмечая, что даже «если хочет, руководство региона не может противостоять коррупции», — делают вывод учёные.

Вывод № 7: в качестве взяток всё чаще фигурируют подарки

Социологи отдельно проанализировали сферу деловой коррупции (коррупция, возникающая при взаимодействии органов власти и представителей бизнеса — прим. Ф.). В исследовании поучаствовали 483 представителя белгородского бизнеса. За год предприниматели стали лояльнее относиться к «неформальным платежам» при контактировании с органами власти (такой ответ дали 42,5 процента опрошенных — прим. Ф.). Чаще всего взятки принимают форму подарков, поскольку они, по мнению исследователей, не так сильно ассоциируются у людей с незаконной деятельностью.

Дарение подарков как дополнительную мотивацию в 2022 году чаще указывали применительно к сотрудникам органов архитектуры и строительства (33,3 процента), органов охраны природных ресурсов и окружающей среды (22,2 процента), а также к органам противопожарного надзора и МЧС (21,4 процента). Взятки деньгами респонденты чаще всего упоминали в отношении ФАС России (14,3 процента) и полицейских (9,5 процента), оказание неформальных услуг имущественного характера — к чиновникам из сферы торговли, питания и услуг (36,4 процента), сотрудникам прокуратуры (25 процента) и работникам органов, занимающихся вопросами предоставления земельных участков (23,5 процента).

Вывод № 7: 52 164 рубля — средний размер взятки в области

По мнению исследователей, коррупционные отношения между белгородской властью и предпринимателями перешли из ситуативной формы в системную — респонденты теперь чаще понимают, какую взятку они должны дать для решения бизнес-проблем. На неформальные платежи предприниматели тратят от пяти процентов до трети своего дохода. Исследователи рассчитали, что средний размер взятки в деловой коррупции — 52 164 рубля, что больше, чем в 2021 году (49 786 рублей) и в 2020 году (51 308 рублей), но меньше, чем в 2019-м: 77 305 рублей. Годовой объём деловой коррупции в Белгородской области составил почти 8,7 миллиарда рублей — это меньше, чем было в 2021 и 2019 годах, но больше, чем в 2020. Если сумму взяток разделить на всё население региона, получится, что в среднем каждый житель мог бы заплатить более 5,8 тысячи рублей.

Небольшое снижение суммы бизнес-взяток, по мнению экспертов, заключается не в переосмыслении проблемы, а в сокращении активности предпринимателей в целом. Есть ещё один нюанс: авторы исследования уверены, что на самом деле ситуация с коррупцией в области гораздо хуже, так как многие предприниматели выбирали вариант «затрудняюсь с ответом».

— Вероятно, что для многих бизнесменов, несмотря на предоставленные гарантии анонимности, важным мотивом выступает желание «не сказать лишнего», отсюда и столь существенное количество респондентов, затруднившихся в своей квалифицирующей оценке такого явления, как коррупция. В связи с чем можно полагать, что формирование ценностных антикоррупционных установок в современной действительности, на самом деле, весьма нетривиальный процесс для всех заинтересованных участников как со стороны органов управления, так и среди общественных институтов, — добавляют социологи.

Лидерами антирейтинга, по мнению бизнесменов, стали Федеральная антимонопольная служба России, судебные органы, органы по охране природных ресурсов и окружающей среды. Основными причинами распространения коррупции в стране стала алчность чиновников и должностных лиц (21,7 процента); сложившиеся традиции в обществе, особенности культуры и менталитет (19,7 процента); а также сложное и противоречивое законодательство (12 процентов).


И что же делать?

В 2022 году, как и в предыдущие годы, белгородцы решили, что бороться с коррупцией можно и нужно через упрощение порядка предоставления услуг органами власти, использование принципа «одного окна», как в МФЦ и «Госуслугах» (61,1 процента).

Иллюстрация нейросети Kandinsky по запросу «Победить коррупцию можно» Иллюстрация нейросети Kandinsky по запросу «Победить коррупцию нельзя»

Бизнесмены считают, что надо повышать прозрачность административных процедур: давать возможность следить за этапами продвижения дела, поддерживать режим «обезличивания» для предотвращения контакта исполнителя услуги и заявителя, предоставлять детальную информацию о требуемых документах и сроках (60,3 процента). Также не лишним, по мнению бизнес-сообщества, будет специальный орган власти по борьбе с коррупцией (59,2 процента).

К числу наименее эффективных мероприятий белгородцы отнесли регламентирование подарков должностным лицам (50,9 процента) и повышение зарплат государственным и муниципальным служащим, чтобы они меньше стремились к нелегальным доходам (49,7 процента).


Кстати, в январе 2022 года администрация Борисовского района действительно запретила дарить и получать подарки на Новый год и Рождество. При этом в тексте указано, что подобное правило не распространяется на подарки, полученные на протокольных мероприятиях, во время служебных командировок и на других официальных мероприятиях.

Мнение по ситуации с борьбой с коррупцией в регионе у белгородских бизнесменов ближе к безрадостному.

— Восприятие белгородскими предпринимателями позиции руководства региона в отношении «деловой» коррупции можно охарактеризовать как умерено оптимистичное с некоторыми признаками разочарования. Многие по-прежнему полагают, что у белгородской власти имеются желание и ресурсы для эффективного противодействия коррупции, однако, доля таких респондентов имеет тенденцию к уменьшению, в то же время несколько увеличилась доля респондентов, полагающих, что руководство нашего региона не хочет и не может эффективно бороться с коррупцией, — делают вывод исследователи.
Дана Минор

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

В мэрии Белгорода новый председатель антикоррупционной комиссии

В мэрии Белгорода новый председатель антикоррупционной комиссии

Белгородская облпрокуратура обвиняет экс-главу Вейделевского района в коррупционных нарушениях

Белгородская облпрокуратура обвиняет экс-главу Вейделевского района в коррупционных нарушениях

В деле бывшего мэра Старого Оскола появилось два новых эпизода взяток на 11 миллионов рублей

В деле бывшего мэра Старого Оскола появилось два новых эпизода взяток на 11 миллионов рублей

В Белгородской области за 2021 год убили 53 человека

В Белгородской области за 2021 год убили 53 человека

За 2021 год из Белгородской области депортировали 149 человек

За 2021 год из Белгородской области депортировали 149 человек

Безопасно ли жить на Белгородчине? Как полицейские регистрировали и раскрывали преступления в 2021 году

Безопасно ли жить на Белгородчине? Как полицейские регистрировали и раскрывали преступления в 2021 году

Из свидетеля в обвиняемого. История о том, как второй участник смертельного ДТП в итоге получил более суровое наказание, чем человек, сбивший двух пешеходов

Из свидетеля в обвиняемого. История о том, как второй участник смертельного ДТП в итоге получил более суровое наказание, чем человек, сбивший двух пешеходов

Силовики раскрыли коррупционную схему в Фонде содействия реформирования ЖКХ Белгородской области

Силовики раскрыли коррупционную схему в Фонде содействия реформирования ЖКХ Белгородской области