Белгородскому театру «Новая сцена-2» исполнилось восемь лет. Актёры рассказывают истории, которые вы, скорее всего, не знаете

Корреспондент «Фонаря» попросил семерых актёров и режиссёра вспомнить факты и истории, которые белгородские зрители могли и не знать о независимом молодёжном театре «Новая сцена-2».

Евгений Овчаров — о тех, кто сыграл в театре за восемь лет

— Чести поработать под началом Оксаны Погребняк (режиссёр театра «Новая сцена-2» — прим. «Ф».) кроме действующей труппы удостоились в общей сложности более ста человек. Среди них много тех, кто после ухода из театра достиг определённых успехов не только на актёрском поприще, но и в других сферах деятельности. Правда, мало кто знает, что эти известные в масштабах Белгорода люди когда-то имели отношение к нашему театру и нашему режиссёру. А между тем, эти имена на слуху.

Фото Алины Поляковой

Владимир Корнев — пожалуй, самый известный журналист Белгорода, создатель телеграм-канала «Белгород № 1», редактор паблика «Белгород — это интересно» и экс-корреспондент «Фонаря» играл в спектакле «Кислород». Максим Шапошников — сейчас второе лицо в Белгородском государственном центе народного творчества, где располагается наш театр, но когда-то давно он тоже сыграл в спектакле «Кислород». Алина Скьяно — в настоящее время успешная актриса в Италии, но начинала она с ролей в спектаклях «Кислород» и «Театр Медеи». Обозреватель «Фонаря» Леся Шкреба — посол русского языка в мире и один из лучших знатоков родного языка — в 2010 году успела поучаствовать в спектакле «Монологи о любви». Ещё один белгородский посол русского языка, руководитель НКО «Новое поколение» Дмитрий Тупейко несколько раз выходил на сцену в спектакле «Прелести измены».

Люба Шаталова, известная белгородцам как бывший редактор «БелПрессы» и паблика «Белгород — это интересно», в 2010 году тоже состояла в труппе театра. Сейчас она покоряет медиапространство Новосибирска. Юлия Городова — «ветеран» нашего театра — пошла по актёрской стезе дальше и уже является дипломированным специалистом Воронежского государственного института искусств. Юрий Шехватов сыграл в спектаклях «Пришёл мужчина к женщине», «Моли дохнут, мотыльки парят», и «Гупёшка», а потом переехал в столичный Театр.doс и не так давно стал раскрываться как драматург и режиссёр (колонку о его постановке «Бурсаки» можно прочесть здесь — прим. «Ф».).

Дмитрий Тупейко сыграл в спектакле «Прелести измены», фото Аллы Григорьевой

Отдельно стоит упомянуть театр «Спичку», потому что нас с коллегами частенько путают. И не мудрено. Часть состава этого коллектива в своё время работали с Оксаной Погребняк. Например, режиссёр «Спички» Оксана Половинкина сыграла в спектаклях «Детский мир» Владимир Зуева, «Первый мужчина» Елены Исаевой и «Кислород» Ивана Вырыпаева, Галина Ким — в «Раз, два, три..» Вадима Леванова, «Кислороде» и «Наташиной мечте» Ярославы Пулинович, Алёна Масленникова — в том же «Кислороде» и в «Посмотри, как сейчас упадёт небо» Александра Югова, Юлия Бугрова — участница студии современного танца «DanceXaoc» — не раз играла в нашем спектакле «Бро.день» по произведениям Иосифа Бродского.

Анастасия Оболенская — о местах, в которых играли спектакли

— Мало кто из нынешних зрителей нашего театра знает, что до прихода нашей труппы в Белгородский государственный центр народного творчества наш театр играл спектакли в самых неприспособленных для этого пространствах. Мы искали помещения, брали их «живьём», как есть, ничего не меняя, и творили там. Однажды мы играли спектакль «Родимое пятно» по пьесе Николая Коляды в подвале жилого дома на Костюкова. Там стоял душный запах прелости, трубы протекали, люк для сбора воды в полу был затоплен, и из воды на нас прыгали сороконожки. Это было круто. Вся обстановка работала на нашу задумку. Некоторые зрители не были готовы к этому и с руганью уходили. Это был протест. Это был вызов. Мы доказывали городу и себе, что мы должны жить. И мы кайфовали страшно. Это было великое время!

Мы играли в разрушенном доме, который должны были снести. Здесь мы водили зрителей из одной локации в другую, поднимались и спускались по этажам, придавали смысл и суть любому пространству, любой разрушенной комнате. Это было восемь лет назад, тогда, когда у нас не было ничего. Мы даже не выставляли театральных прожекторов, потому что их не было. Но у нас были мы и была история, которую мы хотели донести зрителям.

Фото Василия Шопина

Ещё играли спектакли «Никуда не надо» и «Оскар и Розовая дама» в кофейне на парковке магазина «Вестер Гипер». Выхлопные газы машин, духота, голова кружилась уже после десяти минут нахождения там. Но мы не могли не играть и были готовы. Кстати, тогда к нам на спектакль пришёл бывший начальник областного управления культуры — Сергей Курганский. Это тоже был интересный опыт.

А ещё недавно мы поняли, что пять лет использовали в качестве цветного света обычные цветные лампочки из магазина «Турист». Свой первый театральный цветной свет мы смогли позволить себе только в 2015 году. Тогда мы купили два прожектора. А ещё поняли, что на качество спектаклей это никак не влияет. Есть у тебя три цветные лампочки или у тебя есть 20 прожекторов [не важно] — если нет правды, то ничего не получится.

Фото Ирины Петренко

Наш путь борьбы продолжается. Мы как барсуки-медоеды — самые опасные и бессмертные животные на земле. У них очень толстая шкура, их не могут разорвать даже львы. Иногда их кусают змеи, они падают замертво, могут проваляться так около получаса, пока их организм переваривает яд, и потом они оживают. Так и мы.

Евгения Скирда — о настоящих чувствах на сцене

— Несколько лет назад наш режиссёр Оксана Погребняк поступила в ГИТИС на режиссёрский факультет в мастерскую народного артиста и известного режиссёра Иосифа Райхельгауза. После одной из первых её сессий в Москве в нашем театре готовились к выходу спектакли «Солнечная линия» по пьесе Ивана Вырыпаева и «Саша, вынеси мусор» по пьесе Натальи Ворожбит. Эти спектакли стали переломными для нашего театра, потому что именно тогда актёрам сообщили, что с тех пор «мы всё делаем на сцене по-настоящему». В этих спектаклях появились настоящие поцелуи. Мы должны были действовать по правде жизни и отдавать себя полностью всему процессу и нельзя было сымитировать состояние влюблённости, надо было полностью погружаться в партнёра.

Фото Анны Киреевой

Не сказать, что подобные «новшества» дались актёрам легко. Получилось так, что в то время каждый из актёров переживал разрыв в отношениях. Зажимы, слёзы, переживания — это лишь малый список того, что нам пришлось пережить во время репетиций. Зато потом пошло-поехало! Этот сложный этап сделал нас друг к другу ближе, раскрепостил и научил не бояться инстинктов, своего тела и переживать на сцене всё искренне, не оставляя шанса для вранья. Теперь нас, безусловно, можно назвать самыми смелыми в городе.

Евгений Дробязко — про недосып и про то, как уснул во время спектакля

— Все актёры театра и режиссёр страдают от недосыпа. Мы работаем на основных работах, а после них по вечерам приходим в театр. И репетируем. Играем. Чаще всего, до глубокой ночи. Потом — быстро домой, сделать домашние дела, выучить текст, если ещё этого не сделал. О, наконец-то, спать!

Фото Алины Поляковой

Подъём с утра пораньше. Много дел. Побежал на работу. Всё сначала. Иногда после спектаклей уснуть совсем не получается — адреналин, анализ — это всё накапливается. В маршрутках спать себе не даёшь, потому что ещё читать нужно. И при этом ещё хорошо нужно на работе работать.

Иногда получается поспать на репетициях. Неосознанно. Например, на репетиции спектакля «Королева красоты» после того, как Юля Быкова меня «убила», я остался лежать на полу. И уснул. Проснулся на финальном этюде перед поклоном в полных непонятках. Короче, сон не для «Новой сцены-2»!

Яна Гуреева — про «Ультрафиолет»

— До старта проекта «Ультрафиолет» в 2016 году в театр можно было попасть только с помощью нечастых наборов. И в труппу театра попадали немногие.

Фото Владимира Потапенко

Сейчас у театра есть проект Ultraviolet. Мы его проводим как минимум раз в год, а иногда и чаще. На тренингах люди знакомятся с азами актёрского мастерства — сценической речью, движениями; с особенностями нашего театра. Как правило, тренинги длятся от одного до двух месяцев, и на выходе группа участвует в выпускном спектакле. Дальше — свободное плаванье. Если ты интересуешься жизнью театра, помогаешь в установке и разборе спектакля, помогаешь с установкой света и звука, тебя может заметить режиссёр, и ты сможешь поучаствовать и в других постановках.

Юлия Быкова — о реквизите и подготовке к спектаклям

— Подготовка к спектаклю длится около четырёх часов, а не час, как я думала раньше (наивная!). И это без учёта репетиции. Также мы сами устанавливаем всю техническую часть спектакля: размещаем прожекторы, прокладываем провода, моем полы, расставляем стулья для зрителей, делаем программки, пригласительные, встречаем и размещаем зрителя и сами за собой всё убираем. Поэтому театру в жизни выделяется немало времени, и когда ты видишь заинтересованность и любовь в глазах зрителей, понимаешь, что всё не зря.

Фото Алёны Колотиловой

Всем реквизитом мы обеспечиваем себя сами и одежду на спектакли ищем из «своего шкафа» или просим у знакомых, поэтому бывают случаи, когда кто-то забывает реквизит и приходится буквально за полчаса до спектакля как-то выходить из ситуации. Так, например, было на крайнем спектакле «Лето, которого мы не видели вовсе», когда двое ребят забыли галстуки-бабочки, и им пришлось их срочно шить из того, что нашли в закромах театра. Получилось очень круто и оригинально! Потом мы эти бабочки хотели продать зрителям на аукционе, но поняли, что это тоже является частью истории театра, и их пока продавать нельзя.

Наталья Гаранина — об актёрах театра

— Мало кто знает, но у наших актёров помимо любви к театру существуют и иные занятия для души. Настя Оболенская любит устраивать разбор вещей в доме, которые после приносит в театр. Часть из них забирают себе другие актёры, а оставшиеся вещи она отвозит в «Добромаркет» или сжигает. А ещё Настя любит слушать лекции Дмитрия Быкова.

Женя Скирда любит гулять по старым кладбищам и наслаждаться красотой памятников. Ещё она пишет пьесы и стихотворения и иногда поёт, изучает кино-режиссуру и сценарии. Фёдор Быков любит делать сложные системы отопления для частных домов и нежилых помещений. Иногда называет это второй работой, но относится к этому как к хобби, так как исполняет это с душой и творчески. Алёна Колотилова изучает английский язык и фотографирование, любит ходить на «живые» концерты. Ещё её вдохновляет музыка 80-х и 90-х годов.

Фото Оксаны Погребняк

Женя Овчаров обожает путешествовать. Он предпочитает поездки на поезде из-за умеренного ритма, располагающего к раздумьям. А ещё иногда Женя пишет фанфики. Яна Гуреева создаёт броши, рисует, пишет стихотворения и ведёт в театре тренинги.

Саша Мартымьянова получает вдохновение от своего сына, когда они читают книги вместе, распределяя роли. Паша Здор кулинарит и иногда приносит вкусняшки в театр, танцует и любит наблюдать за эмоциями и поведением людей вокруг. И, конечно, наш режиссёр Оксана Погребняк получает удовольствие от котиков. Она любит их тискать и находит их везде, куда отправится.

Оксана Погребняк — о друзьях из «различных структур»

— Много кто знает, что мы театр, у которого огромное количество проблем, но мало кто знает, как нам удаётся с ними справляться. А справляемся мы только благодаря поддержке и помощи наших друзей театра и поклонников, а также наших дорогих зрителей. За восемь лет работы у нас столько появилось знакомых в совершенно разных сферах, что мы с радостью принимаем помощь из различных структур. И это большое счастье, что все эти люди у нас есть.

Фото Романа Карпенко

Если бы не было наших друзей, то театр уже давно бы перестал существовать. Всегда найдётся тот, кто поддержит, кто вдохновит. Кто поможет добрым словом или материально. А помощь нужна всегда: реквизит и декорацию перевезти из одного места в другое, решить какой-то вопрос с площадкой или помочь встретить гостей на фестивале. Да, много как нам можно помочь. Но самая главная помощь — это внимание и любовь, которой нас одаривают зрители, когда приходят к нам на спектакли и оставляют свои отзывы потом в социальных сетях (с хештегами #новаясцена2 и #нс2 — прим «Ф».). Самое главное, что наш театр нужен и важен для каждого.
Никита Пармёнов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости