Пожар со многими неизвестными. История ЧП в белгородском техникуме на новогодних каникулах

В редакцию «Фонаря» обратились жильцы общежития машиностроительного техникума Белгорода. Они рассказали о пожаре в стенах учреждения, из-за которого вынуждены были с детьми прыгать из окон. В инциденте люди винят руководство техникума. Специальный корреспондент «Фонаря» Владимир Корнев разобрался в истории ЧП, не попавшего в сводки белгородских и федеральных СМИ.

Здание общежития белгородского машиностроительного техникума

Вечер 10 января 2015 года. На кухне второго этажа общежития белгородского машиностроительного техникума, окна которого выходят на проспект Богдана Хмельницкого, жильцы готовят ужин. На первом этаже после новогодних каникул в свою комнату возвращается 16-летняя Маша. Директор техникума Анатолий Варакута тем временем занимается своими делами вне рабочих стен.

Около восьми вечера происходит непредвиденное — в общежитии, в котором на разных этажах живут студенты и не связанные с учёбой в техникуме люди, начинается пожар.

— У нас (пожарная сигнализация — прим. ред.) срабатывает периодически: ночью бывает и в 12, и в час — студенты курят… Ну и мы пошутили между собой — мол, горим, — вспоминает одна из «семейных» Олеся Сидякина, которая была в тот момент на кухне.

Через несколько повторов сигнала подруга Сидякиной Анна Кокоева направляется в коридор проверить, не случилось ли чего.

— Она прибегает и говорит: «Там всё в дыму». Мы стали одеваться. Тётя Таня, напротив меня живёт, даже не поверила — куртку просто надела сверху и пошла на улицу, — рассказывает девушка.

В это время 16-летней Маши в общежитии уже не было — оставив вещи и включив в розетку обогреватель, который девушка привезла с собой из Журавлёвки, она ушла на остановку встречать подругу Настю.

Директор техникума Варакута тем временем мчится на автомобиле к общежитию. Он уже всё знает и даже успевает позвонить начальнику МЧС, оповестив о ЧП. Когда директор приезжает на место событий, двор общежития уже полон людей, безопасно выбравшихся из здания. Но повезло с экстренной эвакуацией не всем.

— Мы детей забрали, доходим до лестницы, открываем — невозможно (спуститься — прим. ред.), дым на нас, — вспоминает Сидякина. — Говорю: «Пойдём откроем двери». И пока мы шли и открывали в умывальнике окна, всё заполнилось дымом. Аня сказала: «Идём прыгать». Я побежала за простыней, открываю дверь из туалета, а в коридоре тоже уже всё в дыму. Пожарник, который приходил потом, спросил: «Зачем вы открывали окна?При пожаре нельзя так делать». Ну вы себе представляете?! Мы были в дыму!

Олеся Сидякина

Кокоева в доказательство показывает на дочь: «Нам завтра в больницу с ней, как (было тогда — прим. ред.) не открывать окна? Она нанюхалась за секунды».

То, что происходит дальше, видит и вернувшаяся Маша с подругой. По предварительной версии, в её комнате произошло короткое замыкание из-за неисправного отопительного прибора — вентилятора со спиралью в пластмассовом корпусе, — который девушка оставила включённым. Она включила его, чтобы прогреть долгое время пустую комнату. Огонь охватил занавески, перекинулся на тумбочку, подоконник. Едкий дым заполнил всё пространство и пытался вырваться наружу.

Комната Маши после пожара

Директор техникума Анатолий Варакута уверен, что в дальнейшем задымлении виноваты «семейные».

— Если нет тяги, огонь не идёт вверх и дым не распространяется. Но появились «специалисты», которые решили себя обезопасить и разбили окна на втором и четвёртом этажах. Это создало тягу, и дым пошёл туда, что предопределило сложность в эвакуации. Это неразумные вещи, неразумное решение.

Кокоева и Сидякина говорят, что многие действительно выбрались спокойно, но после того, как они одели детей, было уже поздно, и они решили прыгать. Девушки демонстрируют мне окно, из которого прыгали на землю и показывают на соседнее, без ручек. «Отсюда можно было спокойно спуститься на крышу крыльца, но ручек же нет, потому пришлось прыгать в другое», — говорят они.

Другие окна в туалете, коридоре и на кухне тоже заблокированы — директор оправдывает это тем, что в общежитии идёт борьба с курением.

Олеся рассказывает, что держала Анну руками, чтобы смягчить её падение на землю: «Пришлось мне держать её, вот эти два метра, на руках. И ещё два метра она пролетела. Я уже не смогла её выдержать, она упала. Я подумала, что она разбилась, — и что мне делать с четырьмя детьми в туалете?».

Окно туалета (крайнее справа на втором этаже), откуда прыгали люди

После того, как Кокоева встала на ноги, они с Сидякиной начали бросать детей из рук в руки. Сами девушки позже отправились в травмпункт с многочисленными гематомами и ссадинами.

— Он (директор — прим. ред.) говорит: «Что вам надо? Вы остались живы и хорошо». Он нас за людей не считает. «Вы могли бы переждать и спокойно выйти», — говорит. Да откуда я могла знать, переждала там или уснула бы вместе с детьми? — недоумевает Кокоева и признаётся, что «Варакута раздражаёт её всем своим видом».

По словам девушек, окна не пришлось бы выбивать, если бы были открыты аварийные выходы, которые и предусмотрены на случай ЧП. Но в момент пожара обе двери в правом и левом отсеках общежития были закрыты на амбарный замок, и дым выйти на улицу не мог — в доказательство этого мне показывают видео от 11 января.


«Эти замки всегда здесь висели, в коридорах до ноября не было огнетушителя», — рассказывает Кокоева. На вопрос о том, как общежитие вообще проходило проверки МЧС в таких условиях, девушка объясняет, что всё решали связи Варакуты в администрации области.

Возникновение пожара очевидицы событий также ставят в вину руководству техникума.

— Почему загорелись мы? Я с ноября месяца прошу включить отопление. Они (руководство — прим. ред.) сами сделали это, чтобы не отапливать помещение, — студентов-то нет. А те, кто живут, по утрам воспитателей просят включить отопление побольше или разрешить приборы включать. А он (директор — прим. ред.) вчера перед пожарной проверкой отнял у них электрические чайники, ходил, смотрел, чтобы занавески ровно висели. У нас дети одетые спят, цветы замёрзли, — рассказывает Анна Кокорева.

Её слова подтверждают несколько жильцов со второго этажа. Все интересуются, чем «в очередной раз» оправдывает себя директор и смеются, когда я рассказываю об открытых аварийных выходах.

Аварийный выход в общежитии

В разговоре со мной Анатолий Иванович не скрывает, а, скорее, гордится близкими отношениями с белгородской властью. Генерал-майор запаса признаётся, что его назначили на должность директора, чтобы он «навёл порядок» в учреждении. Варакута объясняет, что из-за «закручивания гаек» с выселением жильцов, которые десятилетиями населяют общежитие техникума «без всяких причин», у него появились недоброжелатели, которые хотят его «выжить».

Директор ведёт меня в общежитие и показывает аварийные выходы — сейчас они закрыты на засов и опломбированы металлической проволокой. Варакута говорит, что на момент ЧП двери были без всяких замков. «Пломба срывается, и можно открывать дверь», — говорит он.


Анатолий Варакута (справа) и спикер белгородской облдумы Василий Потрясаев, фото vk.com/bmt31

При этом директор подтверждает, что раньше было по-другому.

«Выходы действительно были закрытыми до определённого момента — до ноября 2015 года. Во-первых, я провожу борьбу с курением: детей проще отучить, а с жителями, «семейными», сложнее, тем более что я не имею с ними никаких правоотношений. Более того, когда произошёл пожар, и люди вернулись в комнаты, некоторые из жильцов снова курили на площадке».

— Но в момент пожара двери были открыты. Когда административный ресурс воздействия был исчерпан, вызванным участковым по факту курения на одного из куривших подростков был составлен протокол. Тогда в ответ они («семейные» — прим. ред.) отправили жалобу в прокуратуру, что не хватает огнетушителей и закрыты двери. Мне было выписано предписание и наложен штраф, который оплачен. После этого комиссия прибывает постоянно. Теперь двери закрыты на засов и опломбированы металлической пломбой.

Показания Варакуты подтверждает завхоз общежития.

— Они говорят, что был замок, чтобы иметь свободный доступ на улицу для себя в любой момент, — объясняет мне она.

— Тогда как вы объясните их видео, где виден замок?

— Давнишнее, скорее всего.

— Они говорят, что спустя день было снято.

— Не может быть.

В беседу включается директор.

— Выходы открылись своевременно, дежурная открыла их. Они же не ходили и не проверяли. Ну как — она пошла проверила, что выходы закрыты, потом вернулась, взяла детей и прыгнула с окна? — недоумевает он и ведёт меня в комнату Маши, где случился пожар.

Запах дыма не выветрился из коридора до сих пор, не говоря уже о самой комнате. Внутри Маша, её мама и ещё один парень вовсю занимаются восстановлением жилплощади. По словам директора, это была обоюдная договорённость после случившегося.

В коридорах общежития Анатолий Варакута ведёт себя по-хозяйски — даже по-генеральски. Половина студентов приветствует его армейским «здравия желаю».

— Стой! Покажи кольцо, — говорит он на лестнице парню.

Тот останавливается и поднимает руку.

— Обручальное? — удивляется Варакута.

— «Спаси и сохрани»! — обижается учащийся.

На этаже директор без стука открывает двери студентов и интересуется, как у них дела. Попутно говорит мне: «Ну, вот видите, разве холодно?». Учащиеся выдавливают из себя, что им действительно не холодно, а директор объясняет, что сам жаловался в компанию, которая занимается отоплением в общежитии.

Анатолий Варакута на фоне студентов техникума, фото vk.com/bmt31

Позже, уже без директора, пара человек рассказывает мне, что по ночам здесь очень некомфортно, и все спят в одежде, — тем более после того, как у них забрали электроприборы.

Интересуюсь у Анатолия Ивановича, действительно ли на этажах раньше не было огнетушителей.

— Пределу совершенства нет, финансово мы ограничены…

— Ну огнетушитель на этаже должен быть по идее?

— По идее должен, но на что? Деньги-то не выделяются.

— То есть действительно не было огнетушителей?

— Они были, но просрочены. После предписания мы всё исправили.

По его словам, пожар 10 января стал для него «неприятным звоночком» — теперь в техникуме будут проводиться тренировочные эвакуации в дневное время, а затем и в вечернее без света, чтобы люди могли в полной темноте ориентироваться.

«Поймите, в 57 лет я в тюрьму, как врач этот, не хочу — я оттуда уже не выйду», — объясняет Варакута и крепким армейским рукопожатием прощается со мной.

Текст и фото: Владимир Корнев
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

​В Белгородской области за неделю произошло 15 пожаров

​В Белгородской области за неделю произошло 15 пожаров

​В Белгородской области сгорела угнанная машина

​В Белгородской области сгорела угнанная машина

Начальник главного управления МЧС Сергей Потапов заявил о «всплеске» пожаров в регионе

Начальник главного управления МЧС Сергей Потапов заявил о «всплеске» пожаров в регионе

В Белгороде во время движения загорелся автобус [видео]

В Белгороде во время движения загорелся автобус [видео]

Из белгородского «МегаГРИННа» эвакуировали посетителей [обновлено]

Из белгородского «МегаГРИННа» эвакуировали посетителей [обновлено]

В Белгородском районе загорелось здание промпарка «Прометей»

В Белгородском районе загорелось здание промпарка «Прометей»

В белгородском УФСИН опровергли информацию о пожаре в ИК-4 в Алексеевке

В белгородском УФСИН опровергли информацию о пожаре в ИК-4 в Алексеевке

При пожаре на «объекте Минобороны» в Яковлевском горокруге сгорело два дома

При пожаре на «объекте Минобороны» в Яковлевском горокруге сгорело два дома

Два человека погибли во время пожара в Белгороде

Два человека погибли во время пожара в Белгороде